Ссылки доступа

Серж Саргсян: В апрельской войне армянская сторона одержала победу


Третий президент Армении Серж Саргсян во время пресс-концеренции, Ереван, 19 августа 2020 г.

Для армянской стороны апрельская война 2016 года была победой -«нашей общей победой». Об этом заявил Серж Саргсян в своей вступительной речи на закрытом заседании следственной комиссии Национального собрания по расследованию обстоятельств апрельской войны, с обнародования которой сегодня третий президент Армении начал свою пресс-конференцию в ресторанном комплексе «Арснакар».

«Я решил прийти, [...] потому что хочу посмотреть вам в глаза и понять, есть ли здесь кто-нибудь, кто сомневается в победе армянской стороны в апрельской четырехдневной войне, может ли профессионально обосновать, как Азербайджан, потерявший свои элитные подразделения, победил, а армянская сторона, остановившая широкомасштабные наступления многочисленными примерами невероятной храбрости, потерпела поражение. Есть ли кто-нибудь, кто знает о такой войне во всей истории человечества, где сражались бы и победили только солдаты, без командиров?» - отметил бывший президент.

«Когда выдвигается тезис: было ли победой или поражением отражение развязанной Азербайджаном апрельской агрессии, те, кто задают подобный вопрос, должны для начала иметь четкое представление о том, что такое победа и что такое поражение в войне.

Очевидно, что войны не являются самоцелью, они всегда преследуют политические цели. Война – это «продолжение политики» другими методами. Для обороняющейся стороны победа - это когда ей удается с минимальными потерями сорвать замыслы противника. Исход любой войны не может быть удовлетворительным для нападающей стороны, если она не достигает хотя бы части своих политических целей», - сказал Саргсян.

Третий президент выразил убежденность, что предотвратить войну или избежать ее было невозможно, «поскольку Азербайджан не был готов к какому-либо приемлемому для нас компромиссному варианту».

«Потому что Азербайджан не был готов, и я уверен, и сейчас не готов признать право граждан Нагорного Карабаха определять статус своей страны путем свободного волеизъявления. Таким образом, был всего лишь один путь избежать войны: пойти на односторонние уступки, что, естественно, даже не обсуждалось и было неприемлемо. Этот путь был не для нас», - сказал Саргсян.

Затем Серж Саргсян продолжил: «Как я уже сказал, победа - это реализация политических целей посредством войны. Каковы были политические цели Азербайджана, что лучше всего аргументированно сформулировано в исследованиях как наших, так и зарубежных экспертных кругов, в широкомасштабных анализах, проведенных соответствующими органами, а также в ходе многочисленных послевоенных встреч с руководителями разных стран, включая сопредседателей Минской группы ОБСЕ, и в принятых решениях?

Сверхзадачей [Азербайджана] было изменение хода переговоров. Они хотели доказать, что проблема может иметь военное решение, а то, что переговоры шли не в их пользу, лучше всего доказал Ильхам Алиев в октябре 2016 года во время заседания правительства Азербайджана, признав, что международное сообщество за закрытыми дверями заставляет его признать независимость Нагорного Карабаха.

Во-вторых, Азербайджан хотел нейтрализовать то обстоятельство, что Арцах является стороной конфликта, самым мощным доказательством чего является подписанный в 1994 году трехсторонний документ о прекращении огня.

В-третьих, Азербайджану было важно изменить психологию своего народа и пораженческий комплекс в своей армии, превратив их в сильных, в победителей, а с Арменией сделать обратное - изменить психологию нашего народа как психологию победителя на психологию проигравшего.

Могу перечислить и другие цели, однако ограничимся этим.

Добились ли они своих целей?

Во-первых, неудачи на поле боя не позволили Азербайджану поставить армянские стороны и международное сообщество перед «свершившимся фактом» и заставить их вести переговоры с желаемого ими пункта и по их повестке дня. В переговорах произошел прорыв, но с той повесткой дня, на которой мы настаивали еще с 2013 года: создать международный механизм расследования нарушений режима прекращения огня. После апрельской войны Алиев был вынужден согласиться с этим фактом в Вене, а затем в Санкт-Петербурге. Кстати, это была одна из важнейших составляющих наследия, оставленного нашими властями. При необходимости поясню более подробно.

Таким образом, в результате апрельской агрессии Азербайджан понес огромные потери не только на военном фронте, но и на дипломатической арене. Было доказано, что Азербайджан не в состоянии решить проблему военным путем.

Во-вторых, потерпев неудачи на поле боя, Азербайджан был вынужден сесть за стол переговоров с участием России. От нас ожидалось, что мы согласимся на предложение Азербайджана подписать новое соглашение о прекращении огня. Но мы отказались, настояв на подтверждении бессрочного характера соглашения о прекращении огня в мае 1994 года, то есть, мы отказались подписать новый документ о прекращении огня, который фактически вытеснил бы Арцах как равноправную сторону конфликта. Позже мы также получили четкую позицию сопредседателей с официальным заявлением, распространенным в ОБСЕ, в котором еще раз подчеркивался бессрочный характер трехстороннего соглашения о прекращении огня от 1994 года.

В-третьих, как я уже сказал, Алиев посредством войны хотел поднять боевой дух собственного народа и армии и создать некий миф о «победе». Они даже сформировали специальные группы, чтобы быстро предать гласности ожидаемый успех. Не получилось, благодаря нашим храбрым бойцам.

После всего этого была ли апрельская война победой или поражением армянской стороны?

Для меня это никогда не было вопросом, потому что, исходя из результатов, я уверен, что это наша победа, наша общая победа».

«Эффективно ли сработало наше военно-политическое руководство? Несмотря на некоторые недостатки, практически все военные, политические, государственные и гражданские круги проявили себя с лучшей стороны. Что касается недостатков и извлеченных уроков, то есть «Совершенно секретный» доклад Минобороны РА и Генштаба ВС РА, который, полагаю, был также доступен членам комиссии.

Можно ли было не соглашаться с установлением перемирия и полностью восстановить первоначальный расклад? Думаю, да. Но была большая вероятность того, что у нас будут несколько десятков новых жертв, новых потерявших детей родителей, новых сирот, новых вдов.

А можно ли было не согласиться на прекращение огня и дополнительно наказать Азербайджан, расширив зону безопасности новыми территориями? Не исключая возможности успеха, скажу, что это было бы авантюрой и было бы чревато непредсказуемыми последствиями, вплоть до разжигания широкомасштабной войны. И как следствие, сотни, а то и тысячи жертв, разрушенные города и села.

Учитывая эти обстоятельства, я, как верховный главнокомандующий, основываясь на мнениях министра обороны РА, начальника Генштаба ВС РА, президента Арцаха и командования Армией обороны, принял решение согласиться на установление режима прекращения огня», - заявил третий президент Армении.

Зачитав это свое выступление, Серж Саргсян затем начал отвечать на вопросы журналистов.

Экс-президент принял участие в заседании парламентской следственной комиссии по расследованию обстоятельств апрельской войны 16 марта этого года, после чего пообещал журналистам ответить на все вопросы по этой теме на предстоящей пресс-конференции.

Смотрите комментарии (2)

XS
SM
MD
LG