Ссылки доступа

«В последнее время это стало очевидной уловкой» - Айк Конджорян о видеообращениях Микаэла Минасяна


Карлен Асланян и Айк Конджорян (справа), 5 мая 2020 г.

Бывший посол Армении в Ватикане, зять бывшего президента Армении Сержа Саргсяна Микаэл Минасян в последние дни выступает с видеообращениями.

Скрывающийся от правоохранительных органов Армении Минасян, который обвиняется в незаконном обогащении, представлении в декларации о доходах и имуществе ложных сведений и легализации имущества, полученного преступным путем, утверждает, что Артур Ванецян в бытность директором Службы национальной безопасности (СНБ) по поручению премьер-министра Никола Пашиняна встретился с ним в Риме и предложил ему сделку.

На эту тему Карлен Асланян побеседовал с депутатом Национального собрания, представляющим правящую фракцию «Мой шаг», Айком Конджоряном.

Радио Азатутюн: - Микаэл Минасян говорит, что от имени Никола Пашиняна ему была предложена сделка: заплатить символическую сумму, а взамен его не будут преследовать с тем условием, что он не вернется в Армению, по сути, не будет заниматься политикой. Между тем, его выступление, мы можем, пожалуй, расценить как заявку на вхождение в активную политику.

Айк Конжорян: - Прежде всего, я думаю, что упомянутый Вами человек, если у него есть такие заявления, суждения и информация, доходящие до сообщения о преступлении, должен явиться в правоохранительные органы Республики Армения и представить все эти факты, если у него нет оснований для беспокойства и страха. Это во-первых.

Во-вторых, я считаю, что его делом должны заниматься в первую очередь правоохранительные органы, потому что есть возбужденное уголовное дело, которое, насколько я понимаю, доходит до довольно больших объемов.

Что касается политической части, смотрите, в последнее время это уже стало, так сказать, очевидной уловкой, когда тот или иной бывший чиновник, который обвиняется или должен быть обвинен, то есть, он также ожидает этого и понимает, что процессы ведут к этому, и имеют место разоблачения тех или иных прежних беззаконий, до возбуждения уголовных дел или после этого начинает проявлять в некоторой степени политическую активность, и эта политическая активность по своему содержанию довольно пуста, чтобы потом представить это так: «вот, смотрите, мы проявили политическую активность, и в отношении нас было возбуждено уголовное дело, нас политически преследуют, мы политические деятели» и прочее, в то время как на протяжении многих лет от этих людей не было слышно ни звука в политическом смысле. Где были многие из них? Многих из них вообще трудно назвать политическими деятелями. И здесь есть очень примитивная уловка, которую общественность также уже давно поняла: когда ты знаешь, что есть конкретное уголовное дело, когда ты знаешь, что пришло время предстать перед правосудием, понести ответственность за совершенное тобой в прошлом то или иное беззаконие, для маневрирования ты начинаешь делать политические заявления, иногда достигающие уровня пустословия, только для того, чтобы потом сказать: «вот, смотрите, меня подвергают политическому преследованию», независимо от того, кто ты – бывший азартный игрок, который на народные деньги делал ставки в казино, или бывший высокопоставленный чиновник, который самыми разными спекуляциями накопил миллионы.

Интервью целиком можно посмотреть здесь:

Смотрите комментарии (1)

XS
SM
MD
LG