Ссылки доступа

Генпрокурор: «Мы бы не продолжали контакты, если бы объяснение российской стороны было приемлемым»


Генпрокурор Армении Артур Давтян, 29 ноября 2019 г.

Если бы объяснение российской стороны касательно отказа в экстрадиции в Армению лиц, обвиняемых по делу «1 марта» и в других преступлениях, было приемлемым, Генеральная прокуратура Армении не продолжала бы контакты с российскими правоохранительными органами. Об этом сегодня в беседе с журналистами заявил генеральный прокурор Армении Артур Давтян.

В Генпрокуратуре вчера Радио Азатутюн сообщили, что мера пресечения, избранная в России в отношении бывшего депутата Национального собрания Армении от Республиканской партии, бывшего начальника Службы принудительного исполнения судебных актов (СПИСА) РА Миграна Погосяна, отменена.

Напомним, из Генпрокуратуры Российской Федерации еще в августе сообщили, что удовлетворение ходатайства Генпрокуратуры Армении о выдаче Миграна Погосяна с целью подвергнуть его уголовной ответственности не было оценено возможным, принимая за основу пункты 19-ой статьи Конвенции от 22.01.1993 г. «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам». Отмеченная выше статья Конвенции в качестве основания для полного или частичного отклонения ходатайства об оказании правовой помощи предусматривает те случаи, когда оказание подобной помощи «может навредить свободе лица, в отношении которого был направлен запрос, его безопасности или же противоречит законодательству».

«Мера пресечения в отношении Миграна Погосяна была отменена не сейчас. Информацию об этом мы опубликовали еще несколько месяцев назад, когда получили отказ в экстрадиции. Когда страна отказывается кого-то экстрадировать, она больше ни на секунду не имеет права удерживать этого человека, то есть, это не что-то новое, это произошло еще тогда, но в этом плане мы все еще продолжаем обсуждения с нашими партнерами, и с учетом того, что уголовное дело находится на довольно активном этапе, я не исключаю, что у нас будут эпизоды более тяжких преступлений в этом отношении. Естественно, в связи с тяжестью преступления мы надеемся, что наши партнеры проявят, так сказать, правовой и справедливый подход, - сказал Давтян, продолжив: - Расследование уголовного дела активно продолжается, в случае появления новых эпизодов мы продолжим контакты с нашими партнерами, то есть, продолжим обосновывать крайнюю необходимость в его экстрадиции в каждой конкретной ситуации».

Радио Азатутюн поинтересовалось сегодня у генпрокурора, почему выдача генерал-майора юстиции Миграна Погосяна, награжденного медалью полиции «Оплот закона», должна нанести ущерб суверенитету или безопасности России.

Напомним, Погосян обвиняется в злоупотреблении должностными полномочиями и присвоении имущества в особо крупных размерах с использованием организаций, зарегистрированных в Панамской оффшорной зоне.

«Те же вопросы есть и у меня, и мы пытаемся получить ответы на эти вопросы от наших партнеров. Но открою один секрет, это не секрет, у нас по разным поводам была возможность представить это, в том же процессе есть определенные процедуры, которые государствам запрещено оглашать. Речь идет об убежище. Соответствующие международные конвенции запрещают стране, предоставившей убежище, или когда лицо обращается за предоставлением убежища, обнародовать этот факт, насколько причина состоит в этом, поэтому я и говорю, что поскольку мы продолжаем контакты, мы пытаемся более глубоко понять причины», - ответил генпрокурор.

На вопрос, значит ли это, что объяснение российской стороны является неприемлемым, Давтян ответил: «Если бы оно было приемлемым, мы бы не продолжали наши контакты».

Проходящий в качестве обвиняемого по делу о кровавых событиях 1 марта 2008 года бывший министр обороны Микаэл Арутюнян, который, как выяснилось, является гражданином России, а также бывший руководитель следственной группы по делу «1 марта» Ваагн Арутюнян и бывший генеральный прокурор Геворк Костанян, также привлеченные в качестве обвиняемых по этому делу, тоже находятся в России.

На вопрос Радио Азатутюн, какую оценку он даст в этой связи, Артур Давтян ответил: «У меня в данный момент нет оснований для того, чтобы давать общую оценку. У каждого из перечисленных лиц были свои личные причины, причины, которые полностью и четко изложены в конвенции».

А на вопрос, почему все едут в Россию, генпрокурор ответил: «Думаю, об этом вы должны спросить у тех, кто едет. Наверное, в Россию уехать легче, Россия - наш стратегический партнер, с которым у нас гораздо более открытый режим и условия въезда и выезда. В страну, с которой у нас строгий визовый режим, естественно, поехать они не могут. Но оказывается, что едут не только в Россию, в ближайшее время вы узнаете также, что находятся и в других странах. Если позволяют возможности убегающего, то есть, каждый убегает в силу своих возможностей».

Смотрите комментарии (1)

XS
SM
MD
LG