Ссылки доступа

Никол Пашинян: «Как могут быть едины грабитель и ограбленный?»


Премьер-министр Никол Пашинян на пресс-конференции, Ереван, 8 мая 2019 г․

Премьер-министр Никол Пашинян не считает, что «у властей Карабаха вообще есть возможность вмешиваться в дела Армении». Об этом он заявил сегодня в ходе пресс-конференции, отвечая на вопрос Радио Азатутюн о том, не считает ли он, что Степанакерт вмешивается во внутренние дела Армении, «например, в том контексте, когда говорится, что если Роберт Кочарян будет отпущен на свободу, тем самым будет послан мессидж о национальном единстве как нашему народу, так и международному сообществу и противнику».

«И вообще, сегодня на планете Земля нет ни одной силы, которая могла бы вмешаться в дела Армении, потому что Армения является суверенным государством и в Республике Армения власть получила вотум доверия от собственного народа. Вообще нет такой силы, такого быть не может», - заверил Пашинян.

По поводу национального единства премьер заявил: «Я говорю: до тех пор, пока Серж Саргсян не ответил на вопрос, как получилось, что у наших солдат не было надлежащего питания, а члены его семьи были миллионерами, я не могу с ним объединиться. Не могу, мне и в голову это не приходит. Потому что есть вещи, которые я вообще не могу простить, есть вещи, о которых я не могу сейчас заявить, но и не могу простить».

«Я не могу объединиться с тем государственным чиновником, члены семьи которого в результате его пребывания в должности стали миллионерами. Потому что, если я с ними объединюсь, это будет означать, что я также признаю свое право на то, что члены моей семьи могут сейчас вести бизнес и стать миллионерами. Нет, это преступление. Если даже это иногда трудно сформулировать сегодняшним Уголовным кодексом, по логике переходного правосудия мы должны это сформулировать, - сказал Пашинян и продолжил: - И о каком единстве здесь идет речь? Сегодня армянский народ един как никогда. Если в этом единстве не хватает 4 человек: единство минус 4 или 40 или 100 человек, это их проблема. Пока они не вернули народу награбленное, они не могут [быть с ним едины]. Какое единство? Как могут быть едины грабитель и ограбленный? Нет такого единства, не будет такого единства, исключено такое единство».

Напомним, действующий и бывший лидеры Нагорного Карабаха, Бако Саакян и Аркадий Гукасян, обратились к генеральному прокурору Армении Артуру Давтяну с просьбой в преддверии 9 мая изменить меру пресечения в отношении первого президента Карабаха и второго президента Армении Роберта Кочаряна. Они выразили надежду, что своим решением генпрокурор предоставит возможность троим руководителям Карабаха присутствовать на празднованиях 9 мая в Степанакерте и Шуши, что, «несомненно, станет сигналом о нашей солидарности и нашем единстве не только для нашего общества, но и для всего мира и также для противника».

Отвечая на другой вопрос Радио Азатутюн о том, сколько награбленных денег и имущества за это время было возвращено государству и кем именно, премьер-министр ответил: «Я упомянул 32 млрд драмов, и здесь есть некоторые проблемы с учетом. Например, полагаю, в прессе писалось о том, что денежные средства брата Сержа Саргсяна были использованы другими способами для реализации конкретной государственной программы, и в этом процессе, на самом деле, как я несколько раз уже говорил, есть сложности, потому что существуют определенные процедуры, возможности следственных органов ограничены. Скажем, в производстве следователя, получающего 250 тыс. драмов, может быть 40 уголовных дел, которые связаны, скажем, с 30 млрд драмами, и он должен это дело… и все жалуются, что эти дела должным образом не расследуются».

«Предположительно, могут быть определенные посторонние влияния и прочее, и я в этом смысле разделяю звучащую озабоченность, но, разделяя ее, также говорю: давайте зафиксируем одно - не может быть теневых соглашений, каких-то закулисных соглашений, беспринципных соглашений, на том условии, что мы выдвинули принцип, что наша задача не в том, чтобы заполнить тюрьмы людьми, наша задача – вернуть награбленное у народа. Во всех тех случаях, когда будет возможно сделать это, не бросая людей в тюрьмы. Это также важный показатель, связанный с имиджем нашей страны, - подчеркнул Никол Пашинян и добавил: - Но я еще раз повторяю, исключено, что что-то будет забыто и что-то не будет расследовано».

«Вполне возможно, что будут конкретные случаи, когда наши правовые процедуры не позволят до них добраться. Потому что, например, есть понятие банковской тайны, которое мы сейчас обсуждаем, идут очень бурные обсуждения как с международным сообществом, так и с нашими структурами внутри, где должен находиться уровень банковской тайны, чтобы также не было угрозы для финансовой стабильности страны», - отметил премьер.

Подчеркнув, что за прошедший год в Армении не было никакого коллапса, Пашинян сказал: «Это беспрецедентное явление: в стране произошла такая масштабная революция, и нигде: ни в экономической, ни в финансовой, ни в политической сферах, ни в плане нестабильности никакого коллапса не было. И это также было по причине нашего подхода: мы считали, что нормальная жизнь страны является приоритетом, и не нужно, преследуя одну цель, ставить под удар другие цели. Все плечи маятника по возможности должны обслуживаться максимально сбалансировано».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG