Ссылки доступа

Эксперт МКГ: Без переговорного процесса увеличивается риск эскалации


Олеся Вартанян

Международное сообщество никогда не рассматривало вопрос о независимости Нагорного Карабаха.

Такое мнение в интервью Радио Азатутюн высказала старший исследователь Международной кризисной группы (МКГ) по вопросам Южного Кавказа Олеся Вартанян.

«Вы должны понимать, что вообще международное законодательство на самом деле направлено на то, чтобы поддерживать определенные международные принципы. Конечно, есть принцип самоопределения. Но, как вы знаете, исключения в плане принципа самоопределения очень редкие. Это скорее исключение из правил, чем какая-то прописная истина, чем какая-то формула, которую применяют к каждому конфликту. Если есть возможность, то до последнего все международные структуры и зарубежные правительства придерживаются принципа территориальной целостности», - отметила Вартанян.

По мнению эксперта, принцип территориальной целостности, особенно за последние восемь лет, стал доминирующим. «И это, конечно же, исходит из того, что происходит на постсоветском пространстве. Я имею в виду аннексию Крыма и события, которые происходили в мире и которые практически снизили число тех людей, которые до этого готовы были хоть каким-то образом обсуждать вопрос независимости», - отметила она.

По мнению Вартанян, в текущей ситуации, когда в мире каждый день что-то меняется, Южный Кавказ рассматривается как регион, где могут происходить военные действия.

«И это, в первую очередь, касается Карабаха, потому что там всё очень хрупко. Там есть большая возможность для каких-то военных действий. Это не всегда будет означать, что на эти военные действия будет полноценная реакция. Это реакция не только от коллективного международного сообщества, на которое сейчас в Ереване ссылаются. Это реакция в том числе со стороны Москвы, потому что Москва сейчас очень сильно занята войной в Украине. Ей крайне не нужна вторая война на другом направлении. А это значит, что если Азербайджан будет применять силу, то скорее всего будет много обсуждений, прежде чем на это будет какая-то реакция», - отметила эксперт.

По мнению Вартанян, если сейчас не будет переговорного процесса, то увеличится риск эскалации. «Понимаете, если вы сейчас начинаете переговорный процесс, это же не означает то, что вы за один день как-то подарите Карабах. Это же какой-то процесс. По крайней мере, из того, что мы слышим от премьер-министра Пашиняна, это именно то, что у него есть желание и готовность обсуждать детали, обсуждать то, каким будет Карабах, что с ним будет, какие у него будут условия безопасности. А это не разговор одного дня. Тем более, когда у тебя больше 25 лет вообще не было никакого такого обсуждения», - отметила она.

По словам Вартанян, несмотря на то, что договоренности относительно создания двусторонней комиссии по пограничным вопросам были достигнуты между премьер-министром Армении и президентом Азербайджана в ходе Брюссельской встречи, которая прошла при посредничестве председателя Европейского совета Шарля Мишеля, но на самом деле источник этой договоренности идёт из России, где в ноябре прошлого года оба лидера при посредничестве президента Владимира Путина пришли к договорённости об организации комиссии по границе именно в двустороннем формате.

Что касается недавнего заявления министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова по Минской группе ОБСЕ, то Олеся Вартанян трактует его как фактический выход России из нее. По ее мнению, это, в первую очередь, была реакция на конфронтацию, которая происходит между западными странами и Россией по вопросу Украины. «Россия чувствует себя изолированной… Карабахских контекст был одним из очень немногих в мире, в котором реально была кооперация. И хочу сказать, что она была на очень содержательном уровне… И, безусловно, Россия рассматривала это как подспорье, как подкрепление своей миссии, которую объявил президент Путин, на установление мира между Арменией и Азербайджаном и в Нагорном Карабахе. Но так получилось, что с этой войной в Украине Россия начала чувствовать, что её изолируют. Насколько это обосновано? Мне кажется, что это не вполне обосновано, в первую очередь потому что мне приходится по работе общаться в том числе и с европейскими коллегами. Я знаю их позицию. Там совершенно не было никакого желания каким-либо образом изолировать Москву. То же самое, в принципе, со стороны американцев и французов. Я была в Париже буквально на днях. Я могу сказать, что там совершенно никто не думал даже каким-то образом переносить украинский конфликт на Карабах. То есть, эта реакция Москвы в отношении Минской группы ОБСЕ скорее связана с контекстом Украины, нежели действительно с содержательными процессами по Карабаху. И это очень печально, потому что для Армении, для Карабаха Минская группа ОБСЕ всё равно могла бы быть каким-то подспорьем, может быть не в том ведущем виде, как это было до войны 2020 года, но в какой-то момент участие сопредседателей могло бы помочь», - отметила Вартанян.

Тем не менее, эксперт высказала мнение о том, что Минская группа в какой-то форме останется. «Просто когда у тебя есть какой-то формат, то западным бюрократиям намного проще работать с этим форматом. А сейчас, конечно, мне трудно себе представить, как это будет с французским правительством, как это будет с американским правительством», - отметила она.

Что касается опасений в Армении по поводу того, что уступки в вопросе Нагорного Карабаха увеличат аппетиты Азербайджана по отношению к территории самой Армении, в том числе претензии по так называемому «Зангезурскому коридору» через Сюникскую область страны, то, по мнению Олеси Вартанян, если Азербайджан пойдет на захват территории Армении, «это будет на самом деле очень большим изменением».

«Одно дело – вести войну в Нагорном Карабахе, который Азербайджан считает своей территорией, и другое – когда ты начинаешь выдвигать свои войска и брать под контроль территорию соседнего государства. В сегодняшней ситуации в регионе ничего исключить невозможно. Но в принципе, наверное, Азербайджан как раз из истории этих больше 20 лет присутствия армянской армии в Нагорном Карабахе должен знать, к чему это приводит. Мне очень тяжело представить, что кто-то будет поддерживать Азербайджан в этом захвате. Мне кажется, что в первую очередь, конечно же, это совершенно прекратит любые обсуждения по какому-либо мирному сосуществованию. Я уже не говорю про армяно-турецкий процесс. Скорее всего, это положит конец всем надеждам в этом направлении. И, к сожалению, я просто думаю, что мы все вернёмся к начальной точке, то есть, к открытой конфронтации, к большей зависимости от внешних игроков, к меньшей суверенности, к меньшей возможности для собственного развития, к милитаризации и так далее. Если Азербайджан выберет этот путь, то, конечно, это будет печально. Но с другой стороны, если не попытаться каким-то образом что-то сделать для того, чтобы, по крайней мере, снизить шансы эскалации в это тяжёлое время, которое, к сожалению, вряд ли скоро закончится, то, наверное, это тоже было бы неверно. Но для того, чтобы достичь успеха в этих попытках привнести новшество в понимание того, как решать конфликт, нужно чтобы твое общество шло с тобой. И это общество не только в Армении, но и в Нагорном Карабахе», - подчеркнула старший исследователь МКГ по вопросам Южного Кавказа.

Смотрите комментарии

XS
SM
MD
LG