Ссылки доступа

По убеждению Тонояна, конечной целью сохранения территорий было создание благоприятных условий для переговоров


Бывший министр обороны Давид Тоноян (архив)

По убеждению Давида Тонояна, возглавлявшего Министерство обороны Армении во время 44-дневной войны в Нагорном Карабахе, конечной целью сохранения территорий, взятых под контроль армянскими вооруженными силами с 1994 года, было не восстановление исторической справедливости или обеспечение долгосрочной и стабильной безопасности армян Карабаха и Армении, или экономическое развитие, а создание благоприятных условий для переговоров по Карабаху в течение 26 лет.

Тоноян во время президентства Сержа Саргсяна около семи лет, в 2010-2017 годах, был первым заместителем министра обороны. Спустя несколько дней после бархатной революции, в мае 2018 года, он был назначен министром обороны и оставил этот пост в ноябре прошлого года, после поражения в войне с Азербайджаном.

В опубликованном сегодня интервью агентству «Медиамакс» он сказал: «По моему глубокому убеждению, фортификация позиций, организация боевого дежурства на передовой и оснащение современным вооружением и техникой в условиях географических рубежей, занятых армянскими силами после 1994 года, в долгосрочной перспективе не решали сверхзадачу обеспечения безопасности и экономического развития армян Арцаха [Нагорного Карабаха - ред.]. Какой была конечная цель сохранения занятых рубежей на вышеупомянутых территориях: восстановление исторической справедливости, обеспечение долгосрочной и стабильной безопасности армян Арцаха и Республики Армения, или создание благоприятных условий для переговорного процесса по международному признанию статуса Арцаха взамен на возврат территорий? Со всей уверенностью могу утверждать, что не первое, не второе и не третье. В нынешних геополитических условиях вопросы долгосрочной и устойчивой безопасности и экономического развития не были бы решены в условиях существующих рубежей и концептуально оборонительной концепции, и провал переговоров рано или поздно привел бы к войне. Таким образом, проводившаяся в течение 26 лет оборонная и внешняя политика в невоенных условиях обеспечила в рамках имеющихся социальных, демографических и экономических возможностей четвертый вариант - «выгодную» для армянской стороны непрерывность процесса урегулирования».

Примечательно, что всего за два года до этих слов, в марте 2019 года в Нью-Йорке на встрече с местной армянской общиной тогдашний министр обороны Давид Тоноян заявил, что Армения больше не обсуждает формулу «территории в обмен на мир», переходя к формуле «новая война - новые территории». «Как министр обороны я говорю, что этот формат «территории в обмен на мир» я сегодня переформулировал, мы сделаем обратное: «новая война - новые территории»», - сказал он.

Возникает вопрос: если территории, занятые армянскими вооруженными силами в результате Карабахской войны в 1990-х годах, рассматривались всего лишь как фактор, создающий благоприятные условия для переговоров, и изначально не могли обеспечить безопасность жителей Карабаха, то сколько усилий приложили власти Армении на протяжении лет, если не десятилетий, в направлении создания на указанных территориях современных оборонительных систем, не говоря уже об их заселении и экономической интеграции с Арменией?

Политолог Рубен Меграбян
Политолог Рубен Меграбян

Сегодня в беседе с Радио Азатутюн политолог Рубен Меграбян обратил внимание на то, что интервью Тонояна было опубликовано на фоне масштабной дезинформации о 44-дневной войне. «Фактически, признается, что у руководства Армении было совершенно иное мнение об этих территориях, если сравнивать с теми заявлениями, которые делались до этого. И в этом смысле, фактически, это можно расценивать, так сказать, как попытку уберечь армию от ненужных обвинений», - сказал Меграбян.

В интервью Давид Тоноян также признался, что Армения не успела «подготовиться к «бесконтактной» войне с применением вооружения 5-го поколения».

Здесь возникает другой вопрос: Азербайджан вел такую войну еще в апреле 2016 года, почему почти четыре с половиной года спустя Армения оказалась не готова к подобным боевым действиям?

«Если мы посмотрим на тот факт, что приоритетом Армении, так сказать, было сотрудничество с Россией, то возникает вопрос: готова ли сама Россия к такой войне, чтобы она могла подготовить нас за эти годы? Это во-первых. И, во-вторых, также вопрос - а хотела бы она этого? На это у нас нет ответа», - сказал Рубен Меграбян.

Тоноян отметил в интервью, что недостаточно были оценены риски непосредственного вовлечения в военные действия Турции, массового привлечения наемников и полной блокировки маршрутов поставок.

10 ноября прошлого года, уже на следующий день после подписания перемирия, в интервью Общественному телевидению Давид Тоноян заявил, что в ходе 44-дневной войны армянские вооруженные силы воевали в условиях тотальной блокады поставок вооружения.

«Это, по сути, не только и даже не столько поражение Армении и Вооруженных сил Армении, сколько также поражение российского оружия, это поражение союза с Россией», - отметил политолог.

На вопрос, что он считает своим наибольшим личным упущением во время войны, Давид Тоноян ответил, что ему не удалось преодолеть нечеткость в организации командной вертикали премьер-министр - Минобороны - Генштаб во время войны и возникающие вследствие этого препятствия.

Смотрите комментарии (16)

XS
SM
MD
LG