Ссылки доступа

Наблюдатели заявляют о случае насилия в УИУ «Нубарашен», Уголовно-исполнительная служба разъясняет ситуацию


В тюрьмах продолжаются «случаи насилия», обеспокоены правозащитники.

Общественная группа, осуществляющая мониторинг в пенитенциарных учреждениях, заявляет, что в прошлом месяце сотрудники уголовно-исполнительного учреждения «Нубарашен» получили оперативную информацию о том, что в одной из камер есть запрещенные предметы, с целью обыска 11 человек вошли и избили двух заключенных.

Члены группы посетили пенитенциарное учреждение и лично видели их телесные повреждения, которые также зафиксировали в ГНКО «Центр пенитенциарной медицины». Члены группы, осуществляющей мониторинг в тюрьмах, спрашивают: насколько правомерными являются примененные в отношении заключенных лиц специальные средства и физическая сила. Один из членов группы, Ара Карагезян, сказал, что Министерство юстиции не должно рассматривать случившееся в рамках проводимой борьбы с криминальной субкультурой и оправдывать насилие.

«Мы направили ряд вопросов министру юстиции со срочным отчетом, например, какие незаконные действия были предприняты, описать незаконные действия, какова была необходимость в том, чтобы 12 или 11 сотрудников предприняли эти действия», - сказал он.

Министр юстиции, отвечая на днях на вопросы журналистов, сказал, что сегодня они борются с криминальной субкультурой и ее последствиями.

Заместитель начальника оперативного отдела Уголовно-исполнительной службы Вардан Асратян сообщил Радио Азатутюн, что они получили оперативную информацию о том, что в данной камере УИУ «Нубарашен» есть запрещенный предмет – наушники. Сначала два, а затем три сотрудника попытались провести в камере обыск, но, несколько раз столкнувшись к жестким сопротивлением, были вынуждены привлечь дополнительные силы. Таким образом, по словам Асратяна, наушники, считающиеся запрещенным предметом, были найдены, а плеер маленького размера, очень похожий на мобильный телефон, исчез.

«Извините за выражение, этот дебош они организовали с единственной целью - не дать нам найти запрещенный телефон. Начали вступать в потасовку, кричать, заводить разные ненужные разговоры, наши сотрудники не смогли продолжить обыск. Эти 11 человек применили силу и спецсредства не все сразу. После этого в рамках предоставленных законом полномочий два сотрудника применили их против одного заключенного, три сотрудника – против другого заключенного, проявивших агрессивное поведение. Если не получается применить наручники в этот момент, сотрудники отдела специального назначения правомочны применять также физическую силу и другие специальные средства. Но после первого входа в камеру прошло примерно полтора часа, за это время можно было с этими запрещенными вещами сделать все что угодно, вплоть до того, что раскрошить их и мелкие кусочки выбросить из окна, поэтому после этого ничего не было обнаружено», - сказал Асратян.

Чиновник сказал, что один из содержащихся в камере является носителем криминальной субкультуры. Ара Карагезян рассказал, что до того, как об инциденте стало известно общественности, заключенные лица сказали, что якобы упали с кровати.

По убеждению правозащитника, отказ говорить о случившемся свидетельствует о том, что в тюрьмах все еще сохраняется влияние криминальной субкультуры.

Заместитель начальника оперативного отдела Уголовно-исполнительной службы заявил, что они как раз с ней и борются. По словам чиновника, некоторые из запрещенных предметов, такие как наркотики, недавно пытались забросить на территорию УИУ даже посредством дрона. Он также не стал отрицать тот факт, что были случаи, когда именно их сотрудники передавали запрещенные предметы. Но также и сотрудники тюрем, по его словам, подвергались насилию, на них также были совершены попытки покушения.

«Один из заключенных, содержащихся в УИУ «Артик», сломал лезвие бритвенного станка и нанес такие глубокие телесные повреждения, что это было больше похоже на покушение на убийство. Двух сотрудников он серьезно изувечил в буквальном смысле этого слова. Через несколько дней после этого в УИУ «Севан» наш сотрудник в рамках своих функций потребовал прекратить какое-то беззаконие со стороны осужденного и был жестоко избит», - сказал Вардан Асатрян.

Член общественной группы Ара Карагезян вспомнил трагический инцидент со своим доверителем после революции: сотрудники УИУ жестоко избили молодого заключенного за то, что он не поздоровался с ними, затем оставили его без помощи, в крови, спустя некоторое время он был переведен в психиатрическую больницу, где и совершил самоубийство. Он рассказал, что мать во время похорон стерла с лица сына грим и увидела следы насилия. По словам правозащитника, по этому делу никакого серьезного судебного процесса не проводится.

Возвращаясь к проводимой борьбе с криминальной субкультурой, Карагезян сказал, что избиения и пытки нельзя оправдывать этой борьбой. Он также заметил, что в этом деле нерадивость проявляют и суды.

«На самом деле суды многое должны делать в борьбе с криминальной субкультурой, чего пока не делают, а подобные случаи насилия в уголовно-исполнительных учреждениях не должно иметь место в ходе борьбы с криминальной субкультурой», - сказал он.

«Была примененная сила соразмерной или нет, пусть ответит орган, осуществляющий производство», - возразил замначальника оперативного отдела Уголовно-исполнительной службы.

Смотрите комментарии

XS
SM
MD
LG