Ссылки доступа

Арман Бабаджанян: Намерение Наири Унаняна было подпитано как за пределами, так и внутри Армении


«Я получил от Наири Унаняна ответы, которые существенно отличаются от того, что зафиксировано в уголовном деле», - в интервью Радио Азатутюн заявил депутат Национального собрания Арман Бабаджанян, который вчера провел двухчасовую встречу с лидером террористической группы Наири Унаняном, отбывающим пожизненный срок заключения по делу «27 октября».

Говоря об адекватности человека, который совершил теракт в парламенте, Бабаджанян замечает, что невозможно в течение двух часов разговаривать с неадекватным человеком, добавляя, однако, что были и моменты помрачения сознания. «Я должен сказать, что он в очень бодром состоянии. Он время от времени проявляет агрессивность и поэтому принимает лекарства. Я был предупрежден об этом с самого начала. И я должен сказать, что в ходе нашей беседы были некоторые проявления этой агрессии».

В течение всего разговора также присутствовал начальник уголовно-исполнительного учреждения «Кентрон». Многие подробности разговора Бабаджанян сообщить не может, поскольку видит здесь проблему национальной безопасности, и готов обсудить их со Службой национальной безопасности (СНБ).

На вопрос, были ли в сказанном Унаняном какие-либо новые фактические обстоятельства, которые могут послужить основанием для возобновления дела, Бабаджанян ответил, что и без заявлений Унаняна для этого есть достаточно оснований. «Я думаю, что прямых свидетельств о Мегри, распространяемых в последнее время высокопоставленными чиновниками, достаточно для возобновления дела. И я должен сказать, что дело «1 марта», которое сейчас только начинает рассматриваться в суде, по сравнению с тем, что сообщил Наири Унанян, является цветочками. Думаю, виновные были бы счастливы, если бы все закончилось делом «1 марта»», - сказал он.

Террористическое нападение на Национальное собрание произошло 27 октября 1999 года, когда на очередном заседании члены правительства отвечали на вопросы депутатов. Тогда были убиты спикер Национального собрания Карен Демирчян, премьер-министр Вазген Саргсян, вице-спикеры Юрий Бахшян и Рубен Мироян, депутаты Арменак Арменакян, Микаэл Котанян, Генрих Абрамян и министр Леонард Петросян.

После продлившегося три года судебного разбирательства шесть человек, включая Наири Унаняна, были приговорены к пожизненному заключению, еще один - к 14 годам лишения свободы.

В последовавшие за преступлением часы в Национальном собрании состоялся отдельный разговор между вторым президентом Робертом Кочаряном и Наири Унаняном, о содержании которого до сих пор не известно.

Бабаджанян пояснил, что во время беседы он несколько раз возвращался к этой теме, но сейчас может выделить всего один эпизод: «Он сказал: Робик был напуган. Я спросил: чем он был напуган, ведь вы уже были разоружены? Он ответил: произошедшим, со мной он говорил, будучи напуганным».

Во время одного из судебных процессов по делу «27 октября» было обнародовано письмо Наири Унаняна, адресованное Роберту Кочаряну, в котором подсудимый написал: «Начался самый опасный этап, и я предлагаю Вам при выдвижении обвинения иметь в виду, чтобы объем обвинения не исходил из тех или иных материалов и подобно прежним не был очевидно сфабрикованным. А то в конце может оказаться, что Вы сами себе предъявили обвинение».

Говоря об этом эпизоде, Бабаджанян делает лишь один акцент: Унанян не сожалеет, что после того, что он сделал, страна осталась под властью Роберта Кочаряна. «С самого начала очень хорошо зная, что события могут пойти в этом направлении, он и сегодня не сожалеет, что страна в результате совершенного им теракта оказалась под властью Роберта Кочаряна, а затем Сержа Саргсяна», - сказал депутат.

По оценке Бабаджаняна, намерения Наири Унаняна в свое время поощрялись политиками, которые и сегодня существуют и действуют на политической арене.

«Унанян назвал мне много имен, - подчеркивает Бабаджанян. - Имена, которые он назвал, не случайны. Как оказалось, те деятели, которые выходили из Национального собрания и характеризовали совершенное Наири Кнаняном как всего лишь романтический шаг, за несколько дней до преступления встречались с Наири Унаняном, подпитывали его в его намерениях и, по сути, побудили его пойти на этот шаг. Наири Унанян был не один. Я могу сказать это определенно. Наири Унаняна ждали снаружи. Намерение Наири Унаняна было подпитано как за пределами, так и внутри Армении. У этого преступления есть заказчики за пределами Армении и выгодополучатели внутри Армении».

Одной из причин встречи с Унаняном было недавно поданное последним ходатайство об условно-досрочном освобождении. В настоящее время оно находится на этапе обсуждения, и в начале декабря станет ясно, будет ли ходатайство удовлетворено или нет.

Однако министр юстиции Рустам Бадасян на днях с трибуны НС, по сути, исключил возможность удовлетворения этого ходатайства.

Смотрите комментарии (3)

XS
SM
MD
LG