Ссылки доступа

Пашинян: Половинчатая борьба с коррупцией неприемлема


Сегодня правительство одобрило проект о внесении дополнений в ряд законов, что позволит правоохранительным органам получать от армянских банков данные, касающиеся любого человека.

Согласно действующему порядку, информацию, являющуюся банковской тайной, правоохранительные органы могут получить в том случае, если данное лицо является обвиняемым или подозреваемым.

На заседании правительства вопрос представлял первый заместитель министра юстиции Рафик Григорян: «Проблема состоит в том, что зачастую банковские данные, которые имеют существенное значение для расследования дел о финансовых преступлениях, могут быть связаны не с подозреваемым или обвиняемым, а, например, со связанным с ним лицом. Более того, зачастую те доказательства, которые позволили бы привлечь лицо в качестве обвиняемого, не доступны правоохранительным органам, поскольку органы, осуществляющие уголовное преследование, могут получать соответствующие данные только о лицах, уже привлеченных по уголовному делу в качестве подозреваемых или обвиняемых».

По словам замминистра, для того, чтобы следователь получил какую-либо информацию о ком-то, являющуюся банковской тайной, должно быть разрешение суда, а до этого при обращении в суд следователь должен иметь согласие прокурора, которое, в свою очередь, должно быть утверждено генеральным прокурором или его заместителем. Кроме того, только в случае определенного перечня преступлений следователь будет иметь право обратиться в суд с целью получения информации, являющейся банковской тайной.

Премьер-министр Никол Пашинян мотивировал подобные изменения борьбой с коррупцией, приведя примечательный пример, связанный с зятем высокопоставленного чиновника. «Эта тема очень долго и очень трудно обсуждалась в самых разных форматах, и было много опасений. Но наш политический вывод таков: мы либо боремся с коррупцией, либо не боремся с коррупцией, потому что половинчатая борьба неприемлема», - сказал Пашинян.

Он назвал это изменение «одной из наиболее важных институциональных реформ» возглавляемого им правительства, отметив, что о принятии этого изменения принято политическое решение. «Я конкретно вам скажу: за это время у нас был случай, когда мы узнали, что Х - высокопоставленный чиновник или его зять, скажем, выставили незаконно приобретенное имущество на продажу. Это имущество формально было оформлено на имя другого человека, в связи с этим другим человеком правовых претензий не было. Это имущество было продано, и мы знали, что это имущество будет продано и сумма будет вывезена из Армении за границу. По сути, мы знали, что это произойдет, но в законодательстве были такие ограничения, что мы были вынуждены… то есть, либо мы должны были принять очень грубые, незаконные меры, объяснить которые в правовом плане в последствии было бы очень трудно, либо мы должны были молча наблюдать, как они это делают, прячут награбленное», - объяснил премьер.


Смотрите комментарии (5)

XS
SM
MD
LG