Ссылки доступа

Родственник погибшего от огнестрельного ранения солдата не верит в версию самоубийства


Военнослужащий Амик Варданян, погибший на боевом посту 20 июля от огнестрельного ранения в лоб, согласно Главному военному следственному управлению, покончил жизнь самоубийством.

По факту произошедшего возбуждено уголовное дело по статье 110 («Доведение лица до самоубийства или покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения личного достоинства, совершенное с косвенным умыслом или по неосторожности») Уголовного кодекса РА.

Амик Варданян 2000 года рождения был призван в армию в январе этого года и был единственным ребенком в семье. Брат его бабушки, Маис Хачатрян, рассказал Радио Азатутюн, что Амик почти всю свою сознательную жизнь провел в Российской Федерации, а когда достиг призывного возраста, изъявил желание вернуться на родину, чтобы исполнить свой долг.

По словам Хачатряна, Амик был сильным и умным парнем, недавно приехал в отпуск, и никаких проблем у него не было. «Его бабушка 15 дней назад говорила с ним. Он ей сказал: «У меня все хорошо, бабушка, все нормально, меня все любят, уважают, у меня со всеми хорошие отношения». У него не было никаких жалоб», - рассказал Маис Хачатрян.

Родственники не верят в официальную версию самоубийства: «Как он мог выстрелить себе в лоб? Хорошо не в спину. Он был не из тех, кто мог совершить такой грех. Человек сам себе такого не сделает. Бог не прощает этого».

Тем не менее, родственник солдата пока никого не обвиняет, он говорит, что не может поверить, что парня убили.

В версию самоубийства не верит и правозащитница Жанна Алексанян, которая на протяжении многих лет занимается защитой прав военнослужащих.

«В то сообщение, которое распространил Следственный комитет, невозможно поверить. Невозможно поверить, что это самоубийство. Во-первых, я не понимаю, как они в течение двух часов определили, что это самоубийство, да к тому же в результате выстрела в лоб. Хотя я не удивлена, ведь Следственный комитет даже выстрел в макушку головы квалифицировал как самоубийство», - сказала правозащитница.

Алексанян отметила, что много раз участвовала в судебных процессах по таким делам и, по ее словам, суды без достаточных доказательств утверждали версии прокуратуры о самоубийстве.

По словам правозащитницы, Следственный комитет, выдвигая версию самоубийства, оскорбляет достоинство семьи. «Сколько это может продолжаться? В лучшем случае обвинения предъявляются нескольким военнослужащим, которых сажают на 2-3 года либо не сажают. Зачастую их даже не арестовывают. Скажу, что еще никогда ни один офицер, ни один командир части не был осужден», - отметила Жанна Алексанян.

Утверждения Амика Варданяна во время отпуска о том, что у него все в порядке, Алексанян связывает с наличием насильственной, криминальной атмосферы в воинской части. «Есть множество случаев, когда парень приезжает домой в отпуск, затем уезжает, и через два дня находят его тело. Это принуждение с целью вымогательства у него денег. У нас есть одно дело, единственное дело в военном суде, которое выиграно против Армении. Мурадян из Армавира. Командир воинской части потребовал деньги, парень не отдал их, подвергся гонениям, и его до смерти избили», - сказала правозащитница.

К случаю безвременно погибшего военнослужащего сегодня обратился министр обороны Давид Тоноян, по сути, повторив официальную версию. «У нас есть некоторые недостатки, которые не позволили нам заблаговременно распознать душевное состояние военнослужащего. Нам нужно было работать усерднее. Даны поручения, большего сказать не могу, потому что ведется следствие», - сказал министр.

В Следственном комитете сообщили, что по уголовному делу арестованных или подозреваемых пока нет.

В соответствии с частью 1 статьи 110 Уголовного кодекса РА, доведение до самоубийства или покушения на самоубийство наказывается лишением свободы на срок не свыше трех лет.

Смотрите комментарии (10)

XS
SM
MD
LG