Ссылки доступа

Правозащитница: Должна быть проявлена четкая воля, и армия должна измениться


Правозащитница Жанна Алексанян (архив)

Проживающий в Ереване военнослужащий срочной службы после первого отпуска отказался вернуться в воинскую часть, сообщив родным, что если вернется, то покончит с собой.

Родители обратились в правоохранительные органы, в конце концов, парня перевели в психиатрическое отделение Ереванского гарнизонного госпиталя.

Заместитель командира Ереванского гарнизонного госпиталя по лечебной части, начальник медчасти Тигран Тунян сообщил Радио Азатутюн, что они сочли необходимым провести обследование. «Мы сможем предоставить более подробную информацию о психологическом состоянии [солдата], когда этап обследования будет завершен, чтобы это было обоснованное мнение. На данный момент могу сказать, что тяжелых психических расстройств, симптомов у него нет. Есть некоторые невротические проблемы, которые можно обследовать», - сказал Тунян.

Он сообщил, что на теле молодого человека не было обнаружено следов насилия или травм. Тунян заверил, что 19-летний солдат не будет привлечен к ответственности за неявку в воинскую часть в установленное время.

Родители солдата не захотели давать комментарии, а побеседовать с самим солдатом было невозможно.

О его дальнейшей судьбе и судьбе многих других таких же молодых людей мы попытались узнать в Военной полиции. Заместитель начальника Военной полиции по вопросам службы, полковник Арам Багдасарян, как и Тигран Тунян, не стал говорить на камеру. Он сообщил, что в таких случаях в их структуре предусмотрена четкая процедура. «Военная полиция немедленно начинает изучение, проводится расследование для выяснения всех причин, которые мешают военнослужащему продолжить службу в данной воинской части», - сказал он.

Если военнослужащий в воинской части сталкивается с серьезными препятствиями, плохой морально-психологической атмосферой, его переводят в Военную полицию, Военная полиция обращается к начальнику Генштаба ВС или к министру обороны для изменения места службы.

Правозащитница Жанна Алексанян, которая на протяжении многих лет занимается защитой прав военнослужащих, связывает эту и другие подобные истории с наличием атмосферы насилия в воинских частях.

«Когда мы слышим, сколько уголовных дел возбуждается по статьям о самоубийстве, то понимаем, что в воинской части царит атмосфера насилия. Другое дело, что версия о самоубийстве не подтверждается, доказательств часто не бывает. Именно эта атмосфера держит солдат в напряжении», - говорит Алексанян.

Правозащитница утверждает, что следственные органы не склонны должным образом расследовать многочисленные обстоятельства подобных дел.

По словам Алексанян, если будет проводиться объективное и всестороннее расследование, атмосфера безнаказанности в армии очень быстро исчезнет, а для этого, прежде всего, нужны воля и желание.

«Должна быть проявлена четкая воля, и армия должна измениться. Этого нет и после революции. Мы периодически слышим об этих квалифицированных самоубийствах, просто квалифицируют и идут дальше. И сколько бы ты ни кричал, что это не самоубийство, нет достаточных доказательств, это ничего не меняет. Суды поддерживают заказ прокуратуры о том, что это самоубийство», - говорит она.

По словам правозащитницы, военнослужащие дома не рассказывают, с какими проблемами сталкиваются в армии, а руководство армии не привыкло прислушиваться к жалобам солдат. «Это было западло. Эти полукриминальные нравы, эти оставшиеся от дедовщины явления продолжают сохраняться, солдат не может написать командиру, что на него оказывают давление», - отмечает Жанна Алексанян.

По мнению правозащитницы, вполне возможно, что, не вернувшись из отпуска, военнослужащий из Еревана спас свою жизнь.

В Военной полиции не исключают и обратного: солдаты выдумывают истории, чтобы уклониться от службы.

Смотрите комментарии (2)

XS
SM
MD
LG