Ссылки доступа

Смерть Мгера Егиазаряна в тюрьме «должна стать сигналом для Минюста»


Адвокат Мгера Егиазаряна, скончавшегося в субботу утром в уголовно-исполнительном учреждении «Нубарашен» от инфаркта миокарда, уверен, что если бы его подзащитный после 44 дней голодовки лечился не в медчасти «Нубарашена», а в гражданской больнице, то, возможно, он сегодня был бы жив.

«По крайней мере, в уголовно-исполнительной службе вряд ли есть специалисты, способные после 44 дней прекратить голодовку без плохих последствий», - выразил мнение Ваге Арменакян.

Служба национальной безопасности 3 декабря задержала ответственного за информационный сайт Haynews.am, заместителя председателя партии «Айоц арцивнер» («Армянские орлы») Мгера Егиазаряна, ему были предъявлены обвинения по статьям о мошенничестве и посредничестве в даче взятки, а 5 декабря суд принял решение об аресте Егиазаряна, который с этого дня объявил голодовку.

«Мой подзащитный заявлял, что предъявленное обвинение в мошенничестве и посредничестве в даче взятки является незаконным. Он не отрицал, что взял деньги, он считал, что это должно быть расследовано в гражданско-правовой плоскости, - рассказал адвокат и пояснил: - Он считал, что уголовное дело вообще не должно было быть возбуждено, поскольку в Армении десятки тысяч людей берут у него деньги, а в дальнейшем возвращают. На этом основании он объявил голодовку, чтобы привлечь внимание соответствующих органов к его вопросу».

Спустя 44 дня, 17 января, Егиазарян прекратил голодовку и лёг в медчасть УИУ «Нубарашен», по словам адвоката, его состояние так и не стабилизировалось, следовательно, до самой смерти он оставался в медпункте, у него была рвота, он не мог принимать пищу.

По словам руководителя общественной наблюдательской группы, осуществляющей контроль в уголовно -исполнительных учреждениях, Асмик Арутюнян, в связи с произошедшим они направят в Министерство юстиции многочисленные вопросы. «Было ли состояние здоровья человека достаточным для того, чтобы его содержали в уголовно-исполнительном учреждении? И, самое важное, было ли в УИУ «Нубарашен» надлежащее медицинское обслуживание, чтобы там могли позаботиться о его нуждах?» - спрашивает Арутюнян.

Следователь СНБ наложил запрет на посещения, не позволив членам семьи Егиазаряна навещать его. По словам его адвоката Ваге Арменакяна, в связи запретом следователь так и не представил обоснованных доводов. Сын Егиазаряна на своей странице в Facebook сделал запись, рассказав, что попросил следователя в присутствии последнего побеседовать с отцом, чтобы убедить его прекратить голодовку, однако следователь не позволил.

Офис омбудсмена, в свою очередь, заявляет, что сотрудники офиса периодически навещали Егиазаряна, в рамках своих полномочий предприняли все необходимые меры, в частности, в письме сообщили в прокуратуру о том, что Егиазарян имел инвалидность в связи с сердечно-сосудистым заболеванием, а также подняли вопрос снятия запрета на его посещения близкими родственниками и телефонные разговоры. И, самое главное, офис омбудсмена также счёл необходимым изменить меру пресечения Егиазаряну.

Однако ходатайство о его освобождении под залог суд 16 января отклонил, не были приняты во внимание также гарантии двух депутатов фракции «Процветающая Армения» - Наиры Зограбян ни Сергея Багратяна.

По словам председателя постоянной парламентской комиссии по правам человека Наиры Зограбян, следует положить конец практике лечения людей, имеющих серьезные проблемы со здоровьем, «с помощью йода и пластыря». Депутат отмечает, что в этом году в тюрьмах Армении скончались уже три человека.

«Если человек в течение 44 дней проводит голодовку, подобная продолжительная голодовка является катастрофическим стрессом для организма, и пусть никто сейчас не пытается быть большим католиком, чем Папа Римский и говорить, что голодовка абсолютно не повлияла на смерть. 44-дневная голодовка не может не привести организм к крайнему истощению», - подчеркнула Зограбян.

Министр юстиции Артак Зейналян, касаясь произошедшего, написал, что Егиазарян постоянно был в центре внимания медработников УИУ «Нубарашен», два раза перевозился в медцентр «Эребуни», а затем возвращён обратно.

«Я считаю, что уголовно-исполнительная служба в ходе голодовки Мгера предприняла все возможное, чтобы предотвратить и минимизировать опасности, угрожавшие его жизни и здоровью во время и после голодовки», - написал министр.

Однако и Наира Зограбян, и члены общественной наблюдательной группы утверждают, что очередной случай смерти должен стать для Министерства юстиции сигналом, что необходимо провести системные, серьезные и масштабные реформы, учитывая, что, согласно уголовной статистике Совета Европы, по данным за 2018 год Армения среди 47 стран Европы находится на первом месте по высокому показателю смертности в местах заключения.

«По показателю применения ареста Армения также находится на довольно высоком месте», - отмечает член общественной наблюдательской группы по контролю за пенитенциарными учреждениями Заруи Ованнисян.

Смотрите комментарии (1)

XS
SM
MD
LG