Ссылки доступа

Паргев Оганян: «Судьи не чувствуют себя независимыми»


Паргев Оганян беседует с Радио Азатутюн, 14 сентября 2018 г.

По заверению Паргева Оганяна, который работал судьей в годы президентства Роберта Кочаряна, судьи, в том числе и он, выносили приговоры по заказу политической власти.

Первый пример Оганяна - это дело Северного проспекта, когда многочисленные граждане за мизерные компенсации выселялись из своих домов, признанных зоной отчуждения. «Председатель суда собирает всех и говорит: по этому делу, по делу Северного проспекта надо дать ход в пользу государства… Конечно, это вмешательство. Северный проспект был полностью корыстным интересом», - сказал он.

В 1999-2007 гг. работавший судьей Паргев Оганян хотя и считает судебные решения по делу Северного проспекта законными, объясняя, что с правовой точки зрения закон не был нарушен, но подчеркивает, что осознавал, что приговоры выносит против совести. «Например, люди жили в домах своих дедов, но эти дома были незаконными, и этим людям полагалось всего 2-3 тыс. долларов. За 2 тыс. долларов я фактически выгнал их из дома... и эти люди до сих пор стоят у меня перед глазами», - рассказал бывший судья.

«Был спущен заказ дать Пашиняну три года тюрьмы»

Следующий пример, который привел Оганян, это уголовное дело, по которому редактор газеты «Айкакан жаманак» Никол Пашинян обвинялся в клевете. Пашинян опубликовал статью о том, как жена тогдашнего депутата Арташеса Гегамяна пыталась пересечь границу, пряча драгоценности в нижнем белье.

«Был заказ дать три года тюрьмы... Я сначала дал ему один год и изменил меру пресечения. То есть, он был на свободе, я его не арестовал», - сказал Паргев Оганян.

Оганян – тот судья, который через некоторое время после вынесения оправдательного вердикта по скандальному делу о производящей кофе компании «Роял Армения» был уволен приказом президента Роберта Кочаряна.

В июле 2007 года суд первой инстанции общин Кентрон и Норк-Мараш под председательством Паргева Оганяна освободил из зала суда руководителей компании «Роял Армения» Гагика Акопяна и Арама Казаряна, проведших до этого почти два года в изоляторе Службы национальной безопасности. Они обвинялись в контрабанде, уклонении от уплаты налогов, подделке документов.

«Было сказано, что нужно сделать, но так не получалось, - сказал Оганян. – Не хочу, чтобы вы считали меня святым… я и заказы выполнял, и интересы у меня были. Дело фабрикуете, хотя бы хорошо фабрикуйте. Понимаете, что ужасно: если есть заказ, сказано, что это дело должно дойти до суда, нет вопросов, лишь бы бумаги сфабриковали и направили в суд. И были уверены, что и суд с закрытыми глазами вынесет приговор. Потому что если сказано, то и там будет сказано».

Основная часть заказов спускалась через председателей судов

По словам Оганяна, в годы его работы судьей основную часть заказов власть спускала через председателей судов, которые передавали распоряжение судьям.

Как правило судьи не возражали, говорит Оганян. Зависимость судей уменьшится, если они отойдут от коррупции, уверен он.

«Судьи не чувствуют себя независимыми»

Относительно возможного разговора между директором Службы национальной безопасности (СНБ) и судьей Ваче Маркаряном Паргев Оганян сказал, что практики звонить главе СНБ, по крайней мере в годы его работы судьей, не было, но явление ему знакомо.

«Это говорит о том, что судьи привыкли к этому, то есть, они не чувствуют себя независимыми, у них не хватает духа на то, чтобы гарантировать независимость», - отметил бывший судья.

Ваче Маркарян является тем судьей суда первой инстанции, который вынес решение об аресте обвиняемого в свержении конституционного строя бывшего президента Армении Роберта Кочаряна.

Согласно обнародованной аудиозаписи телефонного разговора между директором СНБ и начальником Специальной следственной службы, директор СНБ сказал судье: «Хочешь не хочешь, должен дать арест».

И директор СНБ Артур Ванецян, и судья Ваче Маркарян отрицают, что у них был телефонный разговор.

Смотрите комментарии (1)

XS
SM
MD
LG