Ссылки доступа

Гаяне Казарян лишь спустя 10 лет после событий 1 марта была признана потерпевшей


Гаяне Казарян

Лишь спустя 10 лет после событий 1 марта 2008 года Гаяне Казарян, очевидец и участница тех кровавых событий, была признана потерпевшей. Она и ее мать участвовали почти во всех акциях протеста против итогов президентских выборов 2008 года.

Гаяне, которая, кстати, является академиком и приходится дочерью члену комитета «Карабах» Рафаэлю Казаряну, спустя 10 лет вспоминает: в тот день, когда они шли по проспекту Маштоца, увидели, что проспект наводнен сотрудниками правоохранительных органов, среди которых были также высокопоставленные чины. Одним из них, по утверждению Гаяне, был тогдашний командующий войсками полиции, заместитель начальника полиции Григор Григорян.

«Моя мама была с ним знакома, подошла к Григору Григоряну, сказала: «Что вы делаете? Вы же не станете убивать людей? Мы всего лишь отстаиваем свои голоса». Григорян ответил: «Мы же не можем допустить, чтобы вы привели [к власти] этого слепого [Левона Тер-Петросяна – ред.]». Моя мать ушла, и именно в тот момент большая часть войск была направлена к памятнику Мясникяна. Мы прошли еще немного вперед, и нас оттеснили к улице Пароняна», - рассказала Гаяне Казарян.

Уже на перекрестке улиц Лео и Пароняна Гаяне и ее мать увидели также нынешнего генерального секретаря ОДКБ Юрия Хачатурова, который во время событий 1 марта 2008 года занимал должность начальника Ереванского гарнизона, а затем - первого заместителя министра обороны.

Напомним, Хачатурову в рамках дела «1 марта» предъявлено обвинение в свержении конституционного строя. Суд избрал в отношении него в качестве меры пересечения освобождение под залог в 5 млн драмов (10 тыс. долларов).

«Перед стоявшими с щитами в руках войсками была арка, где стояли командиры. Моя мать подошла к одному из полицейских и сказала: «Что вы будете делать? Не стреляйте в людей». Он ударил мою мать дубинкой. Подъехал автомобиль, из которого вышел крупный мужчина. Он подошел, что-то сказал и ушел. Уже позже я узнала, что это был Юрий Хачатуров. Вскоре после нашего ухода у памятника Мясникяну началась стрельба», - продолжила Казарян.

Гаяне Казарян рассказала, как полицейские совершили по отношению к ней насилие: бросили ее на землю, впятером стали наносить удары ногами. Затем один из полицейских толкнул 24-летнюю девушку внутрь подъезда соседнего здания, где также была ее мать. «У мамы с головы текла кровь, она получила сотрясение мозга, на голове у нее был большой порез. Помог тот же самый человек, толкнув ее и меня внутрь подъезда», - сказала Гаяне.

После событий 1 марта 2008 года Гаяне была вызвана на допрос лишь один раз. По ее словам, следователь избегал фиксировать действия сил полиции, подталкивал ее возложить вину на протестующих. А на судебно-медицинскую экспертизу ее пригласили только через 26 дней после событий, когда травмы уже зажили.

У Гаяне Казарян есть опасение, что на самом деле было не 10 погибших, а больше. Говоря о тогдашнем президенте Роберте Кочаряне, обвиняемом в свержении конституционного строя во время событий 1 марта 2008 года, она отметила, что Кочаряна следовало арестовать еще 10 лет назад. «Я думала, что не увижу этого в течение своей жизни. И я действительно была в шоке, когда узнала, что Роберту Кочаряну предъявлено обвинение. Это стоило всех моих ожиданий. За 10 лет у меня не осталось ни капли надежды», - призналась Гаяне Казарян.

В Специальной следственной службе Радио Азатутюн сообщили, что пока не могут сообщить число лиц, получивших статус потерпевшего спустя 10 лет после событий 1 марта.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG