Ссылки доступа

Глава МИД России об урегулировании карабахского конфликта: Самое главное – отойти от недоверия


Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (архивная фотография)

Министерство иностранных дел России опубликовало видеоматериал, в котором министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, отвечая на вопросы армянского журналиста, коснулся армяно-российских отношений за последние десять лет, а также вопроса урегулирования карабахского конфликта и сотрудничества Армении с Европейским союзом и с Евразийским экономическим союзом.

В опубликованном накануне материале, отвечая на вопрос журналиста, разделяет ли он мнение о том, что Казанский саммит 2011 года мог стать прорывным в урегулировании нагорно-карабахской проблемы и что может стать залогом успеха в решении этого вопроса в будущем, Лавров сказал:

«Урегулирование нагорно-карабахского конфликта – это один из приоритетов наших усилий на постсоветском пространстве. Вместе с США и Францией Россия является участником «тройки» сопредседателей Минской группы ОБСЕ. В этом качестве мы предпринимаем как коллективные усилия с двумя другими сопредседателями, так и стремимся в русле общей линии сопредседателей, решений, которые принимались по нагорно-карабахскому конфликту, выдвигать и свои собственные инициативы, учитывая наши особые связи с Арменией и Азербайджаном. Работа, которая велась примерно с 2009-го по 2011 год, действительно была весьма интенсивной. Президенты России, Армении и Азербайджана встречались около 10 раз.

Очередная встреча, которая была запланирована в Казани, действительно позволяла рассчитывать на серьезные позитивные результаты, поскольку в проектах документов, которые были подготовлены российской стороной при поддержке сопредседателей от США и Франции, были учтены, как нам казалось, все озабоченности Еревана и Баку в сбалансированном виде. Но в ходе самого саммита появились дополнительные вопросы и комментарии. Так бывает. Мы из этого не делаем особой трагедии. Работа будет продолжаться. Уверен, что многое из того, что содержит т.н. «казанский документ», по-прежнему востребовано. Это подтверждается реакцией Еревана и Баку на состоявшиеся с тех пор контакты на уровне президентов, министров и сопредседателей, которые регулярно посещают регион – Ереван, Баку, Степанакерт.

Ничто из наработанного в те годы, я думаю, не пропало. Хотя, конечно же, за это время появились некоторые новые идеи, которые сопредседатели сейчас продвигают в контактах со сторонами. Самое главное – отойти от недоверия, которое по-прежнему еще иногда проявляется в ходе переговоров, и сконцентрироваться на реалистичных, прагматичных идеях, которые имеются в достатке. Надо только положить их на бумагу, хотя концептуально стороны соглашаются с необходимостью это сделать, но когда все начинает оформляться в конкретные формулировки, как бывает и в других ситуациях, возникают сложности. Я думаю, что мы продолжим их последовательно преодолевать и добьемся результатов».

Прозвучал также следующий вопрос: «Армению часто приводят в пример как государство, которое развивает отношения и с ЕАЭС, и с ЕС, и делает это на равноправной и взаимовыгодной основе. Как Вы считаете, могут в будущем сопрягать свои интересы и развивать сотрудничество такие интеграционные структуры, как ЕАЭС и ЕС?»

Глава внешнеполитического ведомства России ответил так:

«Действительно, Армения демонстрирует своим примером, что на практике отнюдь не бессмысленно развивать отношения по всем направлениям. Наоборот, это является выигрышной политикой и выгодной для соответствующей страны. Нельзя ставить страны, которые находятся на постсоветском пространстве, перед ложным выбором – или с Западом, или с Россией. Это абсолютно идеологизированный, политизированный подход. То, что Армения настояла на таких отношениях с ЕС, которые в качестве компонента достигнутых документов включают в себя признание прав и обязанностей Армении в других интеграционных процессах, это, я думаю, шаг в правильном направлении. Безусловно, для того, чтобы ни Армения, ни Азербайджан, ни другие участники программы ЕС под названием «Восточное партнерство» не ущемлялись в правах, для того, чтобы их интересам не наносился ущерб, очень важно, чтобы Европейский союз отказался от порочной логики «или-или», которая уже привела к событиям 2014 года на Украине. Это равносильно тому, чтобы украсть у соответствующего народа возможность полноценно, полноформатно развивать сотрудничество со всеми своими соседями. Россия последовательно продвигает именно такой подход. Еще в 2015 году Евразийский экономический союз предложил ЕС начать устанавливать контакты. Тогда по абсолютно идеологизированным, политизированным причинам Евросоюз не счел возможным признавать Евразийский экономический союз в качестве полноправного партнера. Эта предвзятость, предубежденность сохраняется в известной степени до сих пор. Однако в Брюсселе появились здравомыслящие люди. И уже Европейская экономическая комиссия, Европейская внешнеполитическая служба на уровне своих экспертов проводила контакты с экспертами Евразийской экономической комиссии. Сейчас проявляется интерес к тому, чтобы сделать эти экспертные контакты постоянными, как первый шаг – нацелить их на согласование регулятивных вопросов. Думаю, что это именно первый шаг, потому что сама жизнь будет заставлять наших европейских партнеров работать с Евразийским экономическим союзом, с Коллегией Евразийской экономической комиссии, которую, кстати, как и ОДКБ, на нынешнем этапе возглавляет гражданин Армении. Поскольку страны-участницы ЕАЭС делегировали существенное количество компетенций на наднациональный уровень, поэтому, безусловно, многие вопросы даже практической торговли, практических шагов в сфере торговли услугами, инвестиций приходится уже решать с Евразийской экономической комиссией.

Я достаточно оптимистично смотрю на будущее отношений между ЕАЭС и ЕС. Хотя это будущее наступит не скоро, но жизнь будет заставлять постепенно двигаться навстречу друг другу. Убежден, что представитель Армении, Т.С. Саркисян, возглавляющий Коллегию ЕЭК, будет помогать движению в этом направлении».

XS
SM
MD
LG