Ссылки доступа

Российская военная полиция «не имеет какой-либо юрисдикции на территории Армении»


Координатор общественной организации «Объединение информированных граждан» Даниел Иоаннисян (архив)

По утверждению координатора общественной организации «Объединение информированных граждан» Даниела Иоаннисяна, в договорах, подписанных между Арменией и Россией в сфере обороны и военного сотрудничества, ничего не сказано о размещении подразделений российской военной полиции в Ереване и Гюмри.

Иоаннисян еще в 2015 году по официальному запросу получил от правительства Армении копии всех 5 договоров.

«[Договоры] касаются и военной базы, и вооружения военной базы, и использования оружия за пределами военной базы, и юрисдикции... то есть, затрагиваются различные вопросы. Военная полиция России не имеет какой-либо юрисдикции на территории Республики Армения. То есть, военная полиция России имеет такую же юрисдикцию, как и, скажем, военная полиция Сенегала», - сказал он.

В Министерстве обороны Армении Радио Азатутюн сообщили что, как отметили вчера, в настоящее время они работают в направлении создания правовых регуляций, поскольку без них размещение подразделений российской военной полиции в Армении будет невозможно.

Пресс-секретарь Минобороны Арцрун Ованнисян отметил, что ему нечего добавить.

Учитывая, что российская сторона уже указала срок, когда подразделение российской военной полиции начнет работать в Ереване, Даниел Иоаннисян опасается, что, возможно, российские военные полицейские сначала прибудут в Армению, и только после этого две стороны постфактум подпишут договор.

«Я думаю, что в Министерстве обороны России очень мало интересуются тем, что написано в межправительственных договорах. И это мы уже один раз очень четко увидели в 2015 году в истории с Пермяковым. Я теоретически не исключаю, что сначала подразделения будут размещены, а затем уже они будут узаконены, потому что мы в 2015 году, и не только в 2015 году, уже видели, насколько российская сторона уважает эти договоры и насколько армянская сторона прилагает усилия, чтобы российская сторона уважала эти договоры», - сказал представитель НПО.

Между тем, по мнению депутата оппозиционной фракции «Елк» парламента Армении Арама Саргсяна, не только Министерство обороны должно было выяснить, почему российская сторона в отсутствие договоренности сделала заявление о формировании подразделений российской военной полиции в Армении, но и, более того, МИД должен был направить российской стороне ноту протеста.

«МИД страны, имеющей реальные ценности и уважающей собственную независимость, должен был направить России ноту протеста… Во-первых, это должно быть обсуждено. Во-вторых, в нашей стране должно быть соответствующее законодательное поле, то есть наше законодательное поле должно быть приведено в соответствие. После чего только они могут прибыть. Я должен поинтересоваться, в какой еще стране мира действует военная полиция иностранного государства и по каким законам она действует».

По словам оппозиционного депутата, фракция «Елк» будет следить за процессом размещения подразделений российской военной полиции, выяснит круг их возможных полномочий, их численность и прочее. «А до этого считаю это заявление оскорбительным для Республики Армения. И я считаю, что это против нашей независимости. Присутствие солдата другой страны в моей стране для меня всегда было вызывающим беспокойство. Хорошие страны в этом не нуждаются», - сказал Арам Саргсян.

Согласно официальному сообщению, личный состав подразделений военной полиции получит специальную экипировку и будет оснащен штатным вооружением, военной техникой и специальными средствами.

По мнению координатора «Объединения информированных граждан», Министерство обороны Армении также должно раскрыть скобки относительно того, что значит «военная техника и специальные средства».

«Я предполагаю, что речь идет о полицейских спецсредствах. Они бывают разные, и здесь также возникает вопрос: эти спецсредства - это просто наручники или более широкие спецсредства. Если военная техника – это бронетехника, то здесь возникает вопрос также в плане договора от 1995 года о размещении военной базы, а также договора об обычных вооруженных силах в Европе, по которым существует ограничение: российская военная база может иметь здесь до 160 единиц бронетехники», - сказал Даниел Иоаннисян.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG