Ссылки доступа

Преступление века: новые подробности


Президент США Джон Кеннеди за несколько мгновений до покушения. Даллас, 22 ноября 1963 года

Президент США Дональд Трамп подписал приказ о рассекречивании почти трех тысяч архивных документов о покушении на Джона Кеннеди. Он сделал это в соответствии с законом 1992 года, который предписывает, что полное досье должно стать общедоступным через 25 лет после вступления этого закона в силу. Этот срок истек в четверг 26 октября, после чего документы появились на сайте Национального архива США. Был ли подозреваемый в убийстве президента Ли Харви Освальд завербован советской разведкой и выполнял ли он ее задание?

Это последняя крупная публикация документов коллекции, в которой недоступным широкой публике остается менее одного процента всего объема, насчитывающего около пяти миллионов страниц. Уступая давлению ЦРУ и ФБР, президент дал этим ведомствам еще шесть месяцев на проверку оставшихся документов. Закон дает президенту такое право в интересах национальной безопасности.

Досье, опубликованное на прошлой неделе, проливает новый свет на обстоятельства преступления века, которое считают нераскрытым – его продолжают расследовать тысячи экспертов и любителей во всем мире.

Президент Кеннеди был убит в Далласе 22 ноября 1963 года. В тот же день по подозрению в совершении этого преступления был арестован Ли Харви Освальд. 24 ноября в подвале полицейского участка при конвоировании в тюрьму его убил выстрелом в живот владелец ночного клуба Джек Руби.

Ли Харви Освальд. 23 ноября 1963 года
Ли Харви Освальд. 23 ноября 1963 года

Легко себе представить смятение первых после покушения дней. ЦРУ и ФБР мобилизовали все свои ресурсы на сбор информации о Ли Харви Освальде и его убийце. Очень быстро выяснилось, что бывший морской пехотинец Освальд эмигрировал в 1959 году в Советский Союз и прожил там два с половиной года, а потом вернулся в США. Из документов видно, что на руководство американских спецслужб США этот факт произвел неотразимое впечатление.

Преподаватель Высших курсов КГБ в Минске рассказывал ему, что он был куратором Освальда

Был ли Освальд завербован советской разведкой, выполнял ли он ее задание? Ответить на этот вопрос было исключительно сложно. Для этого нужно было найти не просто знакомых Освальда по Минску, где ему советские компетентные органы определили место жительства, но людей, реально знавших, что именно КГБ предпринимало в отношении Освальда. Такие информаторы появились позже. Это были перебежчики или двойные агенты. Они уверяли, что советская разведка нашла психически неуравновешенного Освальда непригодным для вербовки – тем самым они навлекали подозрения на самих себя. И только в феврале 1990 года у ЦРУ появилось свидетельство перебежчика (в документе, рассекреченном в четверг, он не назван по имени), который вспомнил, что преподаватель Высших курсов КГБ в Минске рассказывал ему, что он был куратором Освальда и что Марина Прусакова, ставшая женой Освальда, была подослана к нему органами. Но и это сообщение имеет пометку:

"Просьба иметь в виду, что это сырая, непроверенная информация. Рассылать ее в таком виде не следует".

Донесение о возможной вербовке Освальда в Минске, к которому ЦРУ отнеслось с недоверием
Донесение о возможной вербовке Освальда в Минске, к которому ЦРУ отнеслось с недоверием

Уже на следующий после покушения день, 23 ноября (Освальд был еще жив), резидентура ЦРУ в Мехико сообщила: 1 октября в советское посольство позвонил человек, представившийся Ли Освальдом, и на ломаном русском, ссылаясь на свою встречу с вице-консулом Костиковым 28 сентября, поинтересовался, нет ли новостей по поводу телеграммы, посланной в Вашингтон. Ему ответили, что запрос послан, но ответа пока нет.

Из этих двух фактов сторонники теории заговора сделали вывод, что в Мехико был не Освальд, а выдававший себя за него агент ЦРУ

Резидентура фотографировала всех посетителей посольства, благо их было немного. Фотографию человека, приходившего в посольство 28 сентября, показали матери Освальда, но она не смогла опознать по ней сына. Это фото никогда не передавалось комиссии Эрла Уоррена, которая по поручению президента Джонсона расследовала убийство Кеннеди. Из этих двух фактов сторонники теории заговора сделали вывод, что в Мехико был не Освальд, а выдававший себя за него агент ЦРУ. Его задача будто бы состояла в том, чтобы увести следствие по ложному следу, а на самом деле Кеннеди пал жертвой заговора американских спецслужб.

Вскоре выяснилось, что в тот же день, 28 сентября, Освальд побывал в посольстве Кубы в Мехико. В этом посольстве у ЦРУ были свои информаторы. Они сообщили, что Освальд пытался получить кубинскую транзитную визу для поездки в Советский Союз. Ему ответили, что сначала надо получить советскую визу, но все же дали заполнить анкету. Потом позвонили в советское посольство и выяснили, что по поводу Освальда направлен запрос (ответа на который так нетерпеливо ждал Освальд) и ответ придет нескоро.

Сообщение резидентуры ЦРУ в Мехико о контакте Освальда с Валерием Костиковым
Сообщение резидентуры ЦРУ в Мехико о контакте Освальда с Валерием Костиковым

Имя Валерия Владимировича Костикова в ЦРУ знали и мгновенно извлекли из анналов все сведения о нем и его семье. Он был офицером разведки КГБ и работал в Мексике под консульским прикрытием. Резидентура зафиксировала его контакты с представителями левых марксистских группировок. В ЦРУ его считали сотрудником 13-го отдела ПГУ КГБ – как пояснялось в скобках, "отвечающего за диверсии и покушения". Как будто все сходится! 13-й спецотдел в Первом главном управлении действительно существовал. Его задачей была подготовка операций в тылу врага в "особый период", то есть во время войны. Но принадлежность Костикова к этому отделу ЦРУ так и не удалось подтвердить.

Почему же агент Освальд, если он был агентом, встречался со своим куратором не в условленном месте, а в посольстве, фактически на глазах у ЦРУ? На этот вопрос его аналитики отвечали так:

"Конечно, для агента КГБ, выполняющего секретное задание, необычно вступать в такой открытый контакт с советским посольством. Тем не менее мы располагаем совершенно секретными документами советской разведки, в которых сказано, что с очень важными агентами можно встречаться в официальной обстановке, используя в качестве прикрытия какой-либо повод, связанный с функциями учреждения".

Возникла теория советского, кубинского или советско-кубинского заговора. Это направление стало основным в расследовании

Далее следует цитата на эту тему из секретной лекции начальника стратегической разведки ГРУ вице-адмирала Леонида Бекренева слушателям Военно-дипломатической академии в 1960 году. Иными словами, сотрудникам КГБ было рекомендовано пользоваться парадоксальным методом, открытым Эдгаром По: прятать предмет следует в самом видном месте. Ведь противнику не придет в голову, что куратор встречается со своим агентом так открыто.

Из факта посещения двух посольств (к которым добавилась неподтвержденная информация о том, что, вернувшись из Мексики в США, Освальд положил на свой банковский счет пять тысяч долларов) сама собой возникла теория советского, кубинского или советско-кубинского заговора. Это направление стало основным в расследовании.

Среди самых причудливых версий была и такая: Освальд – это Голем, вышедший из повиновения. Советская разведка не приказывала своему агенту убивать президента США, но Освальд был одержим миссией убийства, и кураторы не смогли заставить его отказаться от этой идеи – им оставалось только заставить его навсегда замолчать. Автором этой версии был Ион Причепа, бывший замначальника румынской разведки, бежавший на Запад в 1978 году. Он учился своему ремеслу в Советском Союзе и хорошо знал приемы и методы работы КГБ. Получалось, что Джек Руби убил Освальда по заданию советской разведки. Но, как ни старались ЦРУ и ФБР, им не удалось найти ни малейших признаков связи Руби с КГБ. Нет их и в документах, рассекреченных на прошлой неделе.

В июле 1992 года Станислав Шушкевич, в то время председатель Верховного Совета Белоруссии, сообщил американскому дипломату, что в бытность инженером на Минском радиозаводе он в порядке партийного поручения занимался русским языком с Освальдом, который работал там же слесарем.

Информация была немедленно доведена до сведения штаб-квартиры ЦРУ. Шушкевич впервые рассказал об этом публично в январе 1994 года.

Важным индикатором для Вашингтона была реакция Москвы на убийство Кеннеди. В новых рассекреченных документах имеется доклад за подписью директора ФБР Эдгара Гувера, в котором сказано, что советское руководство считает покушение "заговором ультраправых", и по этому случаю привело в боевую готовность все стратегические силы. 25 ноября, сообщает доклад, на третий день после покушения, шеф нью-йоркской резидентуры КГБ полковник Борис Иванов провел совещание личного состава, на котором заявил, что прошлое Освальда создает проблему для советской разведки и что надо сделать все, чтобы решить ее и постараться выяснить, кто в действительности убил президента. Иванов не верил в версию убийцы-одиночки и считал покушение делом рук "организованной группы".

Штаб-квартира ЦРУ предупреждала резидентуру: американцы ни в коем случае не должны присутствовать на допросах

Посол СССР в Вашингтоне Анатолий Добрынин, говорится в том же документе, передал государственному секретарю Дину Раску визовое дело Ли Харви и Марины Освальдов, а из Москвы в распоряжение следствия прислали историю болезни Освальда, которая подтверждала ранее полученную информацию о том, что он совершил попытку самоубийства, когда узнал, что ему отказано в советском гражданстве.

Если за Валерием Костиковым и другими советскими дипломатами в Мехико только следили, то с сотрудницей кубинского консульства, которая дважды общалась с Освальдом, обошлись куда хуже. 26-летняя мексиканка Сильвия Дюран не была защищена дипломатическим иммунитетом. На следующий после покушения день мексиканские власти арестовали ее по настоянию шефа резидентуры ЦРУ Уинcтона Скотта. Штаб-квартира ЦРУ предупреждала резидентуру: американцы ни в коем случае не должны присутствовать на допросах, все следует делать руками мексиканцев. Из Лэнгли разъясняли:

"В настоящее время мы не планируем передавать комиссии Уоррена записи телефонного прослушивания, чтобы защитить ваши текущие операции. Вместо этого мы будем опираться на показания Сильвии Дюран и на консульские документы, переданные нам Советами".

В досье, опубликованном на прошлой неделе, нет окончательных ответов на все вопросы. Но в нем есть другое

На допросах ее били, спрашивали, передавала ли она Освальду деньги, состояла ли она с ним в интимных отношениях, требовали признания, что она связана с прокоммунистическими организациями. На третьи сутки Сильвию Дюран освободили, но днем позже ее арестовали повторно по требованию американского посла Томаса Манна, который рьяно стремился доказать наличие кубинского заговора. Он успокоился только после того, как из Вашингтона ему приказали сбавить обороты и оставить Дюран в покое, поскольку история получила огласку и нанесла ущерб имиджу США. В июле 1967 года Сильвия будто бы призналась осведомителю ЦРУ, что встречалась с Освальдом вне посольства и имела с ним близкие отношения, но понятия не имела о его планах убить президента Кеннеди.

Разумеется, сторонников теории заговора свежеопубликованные документы не удовлетворят. На то и заговор, полагают они, чтобы не оставлять следов в документах. А самый лучший заговор – такой, о котором не подозревают даже сами его участники. Такой аргумент отразить нечем. В досье, опубликованном на прошлой неделе, нет окончательных ответов на все вопросы. Но в нем есть другое: подробности, атмосфера, столкновение живых человеческих судеб с казенной бюрократической машиной.

Радио Свобода

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG