Ссылки доступа

ПРАГА---Армения собирается подписать соглашение с ЕС о сотрудничестве. Совет Европейского союза опубликовал его текст. Ожидается, что документ будет подписан на ноябрьском форуме стран-участниц «Восточного партнерства».

Изначально планировалось, что Ереван подпишет с ЕС соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли в ноябре 2013 года на вильнюсском саммите «Восточного партнерства». Однако за два месяца до этого Армения объявила о намерении вступить в Таможенный союз и участвовать в евразийской интеграции. Армения присоединилась к Евразийскому экономическому союзу с января 2015 года.

Тем не менее Совет ЕС в ходе заседания на уровне министров иностранных дел в Люксембурге в октябре 2015 года уполномочил Еврокомиссию начать переговоры о новом рамочном соглашении с Арменией. О том, что оно может принести Армении и можно ли считать его переломным, мы беседуем с армянскими политологами Геворгом Меликяном и Манвелом Саркисяном.

Катерина Прокофьева: Как, по-вашему, на что рассчитывает Ереван, декларируя свои намерения? Все-таки Армения, если я правильно понимаю, будет единственной страной, вовлеченной в евразийские интеграционные процессы, которая вот так открыто идет на сближение с Западом. Давайте попробуем оценить те плюсы, которые принесет Армении развитие этого европейского вектора, ну и минусы, которые тоже неизменно будут.

Геворг Меликян: Начнем с того, что Киргизстан тоже имеет очень хорошие тесные отношения с Европейским союзом, не только Армения. Армения, конечно, будет подписывать соглашение, которое довольно-таки амбициозное и которое позволит Армении, если имплементировать все статьи этого соглашения, иметь модернизацию почти всех жизненно важных сфер деятельности. Ереван, кажется, идет на это. Много спекуляций по поводу того, что Москва недовольна этим соглашением, и сделает все, чтобы навредить этому процессу. Да, Ереван старается лавировать между Брюсселем и Москвой, хотя одновременно мы понимаем, что Армения уже является страной Евразийского экономического союза – это такой очень большой слон в комнате, которого не заметить просто невозможно, и не надо, в принципе, потому что Армения сделала уже свой выбор. Многие считают это геополитическим выбором, но Армения его сделала.

Я всегда выступал против этого выбора, но мы имеем то, что имеем, и Ереван начинает такую линию, которая позволит диверсифицировать свои в основном экономические и немного политические векторы. Что из этого получится, покажет время, но то, что это очень амбициозный документ и документ, который, в принципе, дает Армении очень много рычагов, позволит Армении осуществить интересные реформы, если официальный Ереван захочет сделать не только подписание, но и пойдет на имплементацию этих пунктов, которые мы видим в этом соглашении. Так что надо будет ждать, и Москва, я думаю, на этот раз будет готова согласиться на подписание этого соглашения, потому что, в принципе, Москве, во-первых, не нужна новая головная боль с Западом и, во-вторых, Ереван уже находится в составе евразийской семьи.

По сути, Москва получила то, что хотела в 2013 году, другое дело – как Армения будет себя позиционировать после подписания этого соглашения. В принципе, это соглашение прошло через сетку Евразийского экономического союза, и практически все эти пункты, та часть, которая касается тех ограничений, которые Ереван имеет в связи с членством в этом союзе, были отредактированы экспертами Евразийского экономического союза.

Катерина Прокофьева: Т.е. оно не входит в противоречие с каким-то положением всей этой договорно-правовой базы с чисто юридической точки зрения?

Геворг Меликян: Я думаю, что нет. Здесь, конечно, спекуляций очень много – что Москва недовольна, Москва навредит этому процессу и т.д. Всего можно ожидать, конечно, от Москвы, но в данном случае, я думаю, что все согласовано именно потому, что Ереван уже является членом Евразийского союза. В 2013-м ситуация была абсолютно другой, и там была проблема в основном с Украиной. И Армения как бы стала жертвой этих перепалок – геополитических, экономических, политических и т.д. – между Западом и Москвой касательно Украины. До этого была Грузия, а вот сейчас уже пожертвовали Ереваном, чтобы весь этот процесс восточного партнерства был заминирован. Но сейчас другая ситуация – Ереван сделал свой выбор, но это не наш выбор, как я считаю. Ситуация отличается еще и тем, что сейчас Москва имеет все эти рычаги, и Ереван просто не может, не согласовывая с Москвой, идти на подписание каких-либо документов, которые имеют довольно-таки большой вес. Многие считают, что это соглашение не имеет такого политического веса, но я считаю, что это довольно-таки сильный документ.

Катерина Прокофьева: Как вы думаете, есть ли вообще у этого соглашения реальные ресурсы, чтобы Армения могла дальше идти и взаимодействовать и с ЕС, не ставя под угрозу свою зависимость от России? Вот вы говорите, что оно амбициозное, если бы у Армении хватило сил и воли на осуществление этих пунктов, – какие именно вы имеете в виду?

Геворг Меликян: Весь документ – почти 400 страниц – касается модернизации всех отраслей Республики Армения. Если делать эти реформы, то Армения станет на голову выше и сильнее как страна, как сама система, – т.е. проблема здесь в имплементации, как я уже говорил. Там 400 страниц про все проблемы, которые есть в этой республике, т.е. по пунктам, по полочкам представлены все те шаги, которые нужно будет делать Армении в направлении модернизации. Сделает ли это Ереван или нет, – это другой вопрос, хотя там, кстати, есть пункт, который дает возможность Европейскому союзу прекратить финансирование этого проекта, чего не было до этого. Т.е. всегда были финансы, которые Брюссель давал Армении, но сейчас есть уже такой конкретный пункт, согласно которому Европейский союз уже может сделать аудит, иметь больше контроля над процессами, но опять-таки, хотя здесь Республиканская партия сказала, что мяч находится на стороне Европейского союза, я думаю, они имели в виду то, что в плане подписания, если сейчас даже и есть технические проблемы, то они со стороны Европейского союза, но с политической точки зрения мяч остается на стороне Еревана. У меня всегда было два вопроса касательно этого соглашения: будет ли имплементировать Ереван все эти пункты; и второй вопрос, наверное, риторический: а зачем вообще подписывать этот документ, когда он очень амбициозный, и я не совсем уверен, что Ереван пойдет на имплементацию этих пунктов именно потому, что это коренным образом может привести к системным изменениям в Армении.

Катерина Прокофьева: Пункт, который, насколько я понимаю, вызвал больший резонанс в обществе и в руководстве, – это рекомендации о закрытии и выводе из эксплуатации Мецаморской АЭС и замене ее новой. Вот по этому пункту – насколько в Ереване к этому готовы? Если брать реальные средства и сроки, может ли Армения построить новый блок до закрытия старого и могут ли армянские власти просто отказаться от строительства новой АЭС, а если она будет построена, то когда и на что?

Геворг Меликян: Это довольно сложный вопрос, но то, что спекуляций очень много, и в основном со стороны России, – это видно. Вопрос о закрытии атомной электростанции идет уже почти 20 лет, потому что она была запущена в 1976 году и имеет срок эксплуатации, который почти уже исчерпан. Надо найти новые выходы, и даже если бы Армения не подписала это соглашение, вопрос о закрытии Мецаморской АЭС стоит и будет стоять всегда. Они просто должны делать конкретные шаги. И, наоборот, как раз таки Европейский союз помогает Армении в этом вопросе, чтобы можно было безболезненно закрыть, и либо открыть новую АЭС, либо создавать соответствующие объемы производства электроэнергии другими способами. Возможно это или нет, это уже технический вопрос, но то, что Мецаморская АЭС должна быть закрыта, – этот вопрос всегда стоял. Естественно, в любой стране мира атомные электростанции когда-нибудь закрываются, т.е. блок закрывается, заменяется другим реактором и т.д. Вот, приняли решение, что АЭС будет работать до 2026 года, т.е. продлили срок закрытия, и к этому времени уже должны быть готовы либо проекты на строительство новой АЭС, либо идеи других вариантов. Конечно же, самый большой вопрос финансирования – кто будет финансировать и закрытие, и строительство новой АЭС. Будет ли Россия готова вкладываться в этот реактор?..

Катерина Прокофьева: Т.е. Европейский союз этого не предлагает?

Геворг Меликян: Пока что в этом пункте нет прямого намека на то, что Европейский союз готов оплатить все эти счета, но то, что со временем этот вопрос будет подниматься, я думаю, что европейцы уже над этим работают, и естественно, будут найдены какие-то варианты для финансирования, я в этом уверен. Кстати, в этом может участвовать и Россия, потому что все-таки эта система полностью зависит от Росэнерго, и другого варианта просто нет, т.е. они должны вместе решать эту проблему. Закрыть АЭС и не найти других вариантов просто невозможно, т.к. это касается энергетической безопасности Армении. Вообще, касательно энергетического вопроса, я бы не сказал, что это такой первостепенный вопрос, который здесь часто обсуждается. «Спутник Армения» на это обратил внимание, и были опять-таки спекуляции, что вот Армения останется без света, люди будут жить как в 90-х и т.д., но на самом деле это чистой воды спекуляция – такого нет. Там много других пунктов, которые, я думаю, более важны. Конечно, безопасность энергетики тоже очень важна, но здесь это обсуждается в плане именно того, что вот сейчас закроется АЭС и Армения останется без света, т.е. люди, которые ничего не понимают, не читали соглашения, не разбираются вообще ни в чем, могут спекулировать.

Катерина Прокофьева: А какие пункты более важны, по-вашему, в этом соглашении?

Геворг Меликян: Есть, можно сказать, первостепенные, второстепенные. Это, во-первых, демократические реформы – не на словах, а на деле; это правовая система, независимые суды, права человека, это касается и экономической диверсификации. В одном из интервью я сказал: если вы хотите понять, какие проблемы есть в Армении, то читайте это соглашение – там по пунктам расписано, где нужно менять, что нужно менять и как нужно менять. Нужно менять много чего. Поэтому мы либо недооцениваем наше правительство, которое идет на это, либо они просто играют в игру, потому что, если имплементировать эти все пункты, можно как бы поаплодировать армянскому правительству. Там очень много интересного.

* * *

А вот мнение армянского эксперта Манвела Саркисяна.

Манвел Саркисян: Я много раз высказывался по поводу отношения Европы к проблемам Армении и отношений с Арменией – они всегда носили идеалистический смысл. Что касается этого требования Европы о закрытии атомной станции, то, если она представляет угрозу для европейской интеграции Армении, можно было бы ее решить элементарно: нужно закрыть электростанцию, и Европа могла бы спонсировать строительство новой, более безопасной электростанции. Ничего здесь такого нет, – у Армении будет новая электростанция. Но вот они вопросы как-то по-своему ставят: давайте подумайте вы сами, как закроете, – а как закрыть? Т.е. нет альтернатив. Вот, страна заявляет о проблемах безопасности – Азербайджан, Турция и т.п. Россия финансирует их, снабжает оружием, и Европа никогда не говорит: ну, а мы вам предложим свое вооружение, более современное, хорошее. Взять хотя бы сейчас – атомная станция представляет угрозу европейскому пространству, и ее надо решить. Раз представляет угрозу, надо профинансировать, чтобы это было закрыто. Пока что такого понимания нет.

И это тоже порождает недоверие к европейской интеграции Армении, потому что в Европе наблюдается пока какое-то безразличие к проблемам Армении. В принципе, получается так: сами подумайте, что-то делайте. Когда ставится вопрос, что у нас есть такие серьезные проблемы, реакция на это – молчание: как хотите, так и решайте. Так не бывает. Интеграция должна обязательно касаться наиболее ключевых проблем каждой стороны, тем более проблем, касающихся других стран. В данном случае проблема атомной электростанции – это проблема, касающаяся всех, соответственно, надо сообща попробовать найти решение этой проблемы, понимания чего, по-моему, пока нет в Европе. Европа считает это своей проблемой и считает, что она может участвовать в решении этой проблемы или она оставляет это просто на плечах Армении? Я думаю, что если это интеграция, то все должны решать. По крайней мере, чем-то же должна отличаться европейская интеграция от интеграции в российские проекты. Именно этим.

В российских интеграционных процессах такого нет – здесь навязывают тебе, говорят, делай то-то, иди теплицы строй, помидоры продавай в Россию и все, нас не интересует – будешь рыпаться, поднимем цену на газ. Т.е. это добровольно-принудительная интеграция. Европейская интеграция тем и отличается, что она фактически считает проблемы каждой страны своими проблемами, т.е. Европа не должна говорить: вы там что-то закрывайте, это ваша проблема. Если мы интегрируемся, то это наша общая проблема, давайте подумаем, как ее решить. Проблемы не должно быть, и, поскольку она существует, значит, доверие по отношению к интеграции как-то теряется.

«Эхо Кавказа»

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG