Ссылки доступа

С-400 и другие игрушки Эрдогана


Российские комплексы ПВО С-400, развернутые в аннексированном Крыму под Феодосией. 2017 год

Россия готовится продать ракетные системы ПВО С-400 "Триумф" Турции, которая готовится их купить, – такими сообщениями сопровождаются в последние месяцы почти все новости о примирении президентов Владимира Путина и Реджепа Эрдогана. Прокремлевские российские эксперты убеждены, что Анкара таким образом использует Москву, чтобы подразнить США и НАТО, турецкие же аналитики утверждают, что речь идет о возможной обычной сделке на рынке вооружений. Кроме того, по их словам, покупка С-400 у России – вынужденная мера для Турции, считающей, что ей следует укреплять свою обороноспособность и развивать собственную военную промышленность из-за возросших внешних угроз.

Турецкие эксперты в области вооружений объясняют желание своей страны приобрести С-400 у России, по цене примерно в 500 миллионов долларов за дивизион, изменившейся ситуацией в регионе. Военный аналитик Хакан Кылыч напоминает, что Турция уже окружена странами, у которых есть системы противовоздушной обороны:

– ПВО есть у непосредственных соседей Турции – Греции, России, Азербайджана, Армении, в Сирии и в Иране. При этом приобрести собственные зенитно-ракетные комплексы Анкара пыталась последние десять лет. Впервые Турция столкнулась с ракетной угрозой во время войн в Персидском заливе, после второй из них был запущен тендер на покупку ПВО.

Турецкие части ПВО на учениях в районе базы ВВС Инджирлик. Весна 2017 года
Турецкие части ПВО на учениях в районе базы ВВС Инджирлик. Весна 2017 года

В итоге конкурс выиграла китайская компания CPMIEC. У нее Анкара собиралась приобрести зенитно-ракетные комплексы HQ-9 на сумму в $3,4 млрд. Однако под давлением НАТО Турция от этой покупки отказалась. К тому же решение о сделке с Китаем было политическим, продолжает Хакан Кылыч:

– Система ПВО, которую предлагал Китай, не могла сбивать баллистические ракеты и не могла быть интегрирована в НАТО. Решение приобрести HQ-9 у КНР в 2013-м было принято в пику европейским союзникам Анкары, резко критиковавшим реакцию турецких властей на серию гражданских протестов в Стамбуле вокруг парка Гези. После того как тендер был сорван, Турция осталась ни с чем. Сейчас во время военных действий в Сирии баллистические ракеты на ее территории используют как Россия, так и сирийские власти. Поэтому тема собственной системы ПВО снова стала актуальной.

Однако, напоминает Кылыч, параллельно Турция продолжает переговоры о покупке опытного зенитно-ракетного комплекса американо-немецкого производства MEADS и системы противовоздушной и противоракетной обороны большой и средней дальности Aster SAMP/T (французско-итальянского производства). Проблема в том, что европейцы предлагают слишком высокую цену, а MEADS до сих пор не функционирует.

Турция не смогла приобрести у членов НАТО системы ПВО в желаемом количестве и за небольшие деньги

– Турция не смогла приобрести у членов НАТО системы ПВО в желаемом количестве и за небольшие деньги, – говорит эксперт. – В результате Анкара обратилась к России, которая предлагает очень хорошую цену. При этом Турция очень хорошо понимает, что использовать С-400 на собственной территории все равно невозможно, поскольку комплекс не может быть интегрирован в общую оборонную систему ПВО Североатлантического союза. При отсутствии данных, которые должны поступать с радаров НАТО, С-400 сможет заметить вражеские ракеты, когда будет уже слишком поздно. Поэтому, я полагаю, что Анкара могла бы быть заинтересована в том, чтобы приобрести одну-две системы С-400 у России и два комплекса MEADS. Турции нужна система ПВО, которая может быть интегрирована в систему НАТО.

Существует мнение, что Анкара заинтересована не столько в покупке готовых российских С-400, сколько в том, чтобы получить технологии производства новейших систем ПВО. Турция сейчас активно развивает оборонную промышленность, поэтому ее цель – производить новейшие виды вооружений самостоятельно, говорит Арда Мевлют-оглу, эксперт в сфере обороны, вооружений и национальной безопасности:

– С одной стороны, Турция – член НАТО. С другой – она самостоятельно и независимо ведет себя в международной политике. Турция считает, что ей нужна собственная система защиты своих интересов, не зависящая от других стран Североатлантического союза. И для этого Турции нужны соответствующие вооружения.

Реджеп Эрдоган выступает в парламенте в Анкаре. 7 июня 2017 года
Реджеп Эрдоган выступает в парламенте в Анкаре. 7 июня 2017 года

Аналитик Хакан Кылыч убежден в том, что Москва никогда не пойдет на то, чтобы поделиться с Анкарой секретами собственных военных технологий:

– Глупо ожидать, что Россия передаст технологию производства стратегического оружия другой стране. Это может случиться, только когда оно устареет. Именно так поступил Пекин, который выиграл турецкий тендер на поставку систем ПВО. Тогда китайская сторона заявила, что ни о каком трансфере технологий речи быть не может. На данный момент две турецкие компании разрабатывают системы ПВО, однако у них нет некоторых критически важных компонентов, тех самых, при наличии которых нам было бы не нужно покупать российские С-400.

Глупо ожидать, что Россия передаст технологию производства стратегического оружия другой стране

Арда Мевлют-оглу напоминает: первоначальной причиной, по которой Анкара активно инвестирует в развитие собственного оборонного комплекса, стало уже очень давнее решение США радикально ограничить продажу Турции американских вооружений после турецкого вторжения на Кипр в 1974 году:

– Именно тогда в Анкаре впервые задумались о развитии собственного оборонно-промышленного комплекса. Сейчас Турция хочет чувствовать себя увереннее в случае, если она снова столкнется с каким-то иностранным эмбарго. Стране нужна промышленность, мощностей которой хватило бы на то, чтобы компенсировать нехватку зарубежных поставок. До сих пор Турция не смогла достичь необходимого уровня развития технологий – этому мешали то экономические кризисы, то политические факторы. Сегодня правительство считает развитие оборонной промышленности первостепенной задачей, поэтому оно и прилагает столько усилий. После попытки военного путча в июле 2016 года и реакции на него властей и спецслужб отношения Анкары с Евросоюзом и США стали довольно прохладными. Официального эмбарго на поставки Турции вооружений и их компонентов нет, однако его эффект присутствует. Отдельные страны уже прекратили военное сотрудничество с Турцией.

Учения турецкой армии вблизи границы с Сирией. Июнь 2017 года
Учения турецкой армии вблизи границы с Сирией. Июнь 2017 года

Аналитик Арда Мевлют-оглу в качестве самого нашумевшего примера приводит недавний отказ австрийской компании AVL List GmbH поставлять двигатели для одной из главных современных турецких новинок в области вооружений – танка Altay AHT, приспособленного для городских боев.

Разрабатывать этот танк турецким инженерам помогали специалисты из Южной Кореи. Однако в данном случае, помимо политических причин, были еще и рыночные. Турция требовала передачи ей технологий производства двигателей, что не устраивало австрийцев. Ранее по аналогичной причине сорвалась сделка на поставку мотора для Altay AHT с японским концерном Mitsubishi, рассказывает эксперт Хакан Кылыч.

– Справиться с разработкой современного оружия самостоятельно мы пока не можем. Именно поэтому Турции приходится привлекать зарубежных партнеров. Например, Turkish Aerospace Industries вместе с британской компанией BAE Systems разрабатывает новое поколение турецких истребителей TF-X.

Справиться с разработкой современного оружия самостоятельно мы пока не можем

Из-за нехватки собственных технологий Турция вынуждена как привлекать зарубежных специалистов, так и закупать за границей отдельные комплектующие для разной военной техники. Так, танк Kaplan MT компании FNSS турецкие инженеры создали с помощью индонезийского государственного оборонно-промышленного объединения PT Pindad. Еще одной удачной разработкой считается турецкий турбовинтовой учебно-тренировочный самолет Hürkuş. Однако Турции снова не хватает главной составляющей – мотора. В итоге на этом самолете планируется использовать двигатель производства американской компании Pratt&Whitney.

Что касается собственных оружейных разработок Турции, то Хакан Кылыч видят потенциал сразу в нескольких из них:

– Разработка собственной оперативно-тактической ракеты Kaan – это большой шаг для Турции. Если смотреть на Kaan в контексте мировых достижений, то она пока проигрывает, даже у Ирана есть ракеты большей дальности. Однако потенциал для экспорта у Kaan есть – в первую очередь, в Саудовскую Аравию и другие арабские страны. Не менее многообещающим выглядит беспилотник Anka. Кроме того, потенциал Турции как экспортера вооружений подтверждают продажи ракеты Cirit: ее Турция поставляет во многие арабские страны. Также популярностью пользуется некоторая турецкая бронетехника.

Кроме этого, Турция сейчас активно разрабатывает собственное лазерное оружие, YGLSS, которым планируется оснастить корабли турецких ВМС. На эти цели министерство оборонной промышленности страны выделило около $35 млн.

Радио Свобода

XS
SM
MD
LG