Ссылки доступа

Для предотвращения войны необходима активная дипломатия.

«Будет ли война?»

Каждый год с таянием снегов в горах Армении и Азербайджана небольшая группа экспертов и аналитиков смотрит в сторону Нагорного Карабаха и задается вопросом: «Будет ли война?». Так британский политолог Томас де Ваал начинает анализ, опубликованный сегодня на сайте Фонда Карнеги за международный мир.

Следящие за развитием событий в зоне карабахского конфликта в этом году особенно озабочены, так как 2016-й оказался очень плохим годом, а 2017-й может стать еще хуже.

За четыре апрельских дня прошлого года с обеих сторон были убиты около 200 человек, это были самые тяжелые столкновения на линии соприкосновения с 1994 года.

За апрельскими столкновениями летом последовала дипломатическая активность. Азербайджанцы временно согласились укрепить режим прекращения огня от 1994 года, между тем, армяне потребовали более всеобъемлющего переговорного процесса.

Однако, в течение прошедших шести месяцев предварительно заключенные договоренности реализовывались очень медленно. Ситуация в карабахском конфликте вернулась к тревожному этапу взаимных обвинений, разочарования азербайджанцев, бездеятельности армян и дипломатической борьбы за мелкие детали.

Режим прекращения огня постепенно становится более шатким

Конечно, отмечает де Ваал, один из отцов-основателей США Бенджамин Франклин был прав, говоря, что «худой мир лучше доброй войны». Новый конфликт на Кавказе приведет к тысячам жертв и экономической катастрофе, а сам вопрос решен не будет. Но существует опасность того, что стороны вследствие ошибочных расчетов втянутся в новый конфликт.

Заключенное в 1994-1995 годах соглашение о прекращении огня постепенно становится более шатким: нет миротворцев, проводящая мониторинги маленькая команда ОБСЕ имеет ограниченный мандат, а осуществляющийся процесс лишь позволяет управлять конфликтом, но не разрешить его.

Самый военизированный регион Европы

В 1994 году по обе стороны 250-километровой линии соприкосновения были окопы, режим прекращения огня иногда нарушался, а время от времени солдаты противоборствующих сторон встречались, беседовали и угощали друг друга сигаретами.

Но сейчас это самый военизированный регион Европы с артиллерией, ракетами дальнего радиуса действия, ударными вертолетами и военными беспилотниками.

Азербайджан тратит миллиарды долларов доходов от добычи нефти на новые вооружения. Армяне тратят меньше, но в состоянии сохранить надежную оборону, благодаря покупке российского оружия по льготным ценам.

В апреле 2016 года азербайджанцы смогли вернуть два маленьких клочка земли, чисто психологическое воодушевление азербайджанцев было гораздо большим. Осознание успешной военной атаки позволило избавиться от чувства унижения, длившегося два десятилетия, и благодаря беспрецедентному подъему патриотизма власть смогла отвлечь внимание населения от вопросов ослабления национальной валюты и экономического спада.

Баку перед соблазном

И теперь, когда последовавшие за апрельскими столкновениями дипломатические инициативы главы МИД России Сергея Лаврова застопорились, есть опасность, что Баку поддастся соблазну и попытается начать новые военные действия, чтобы захватить новые территории и навязать армянам решение.

«Есть риск того, что на этот раз небольшая операция перерастет в более широкомасштабные военные действия, боле опасные, чем в апреле 2016 года.

Власти Азербайджана будут под сильным давлением, поскольку общественность на этот раз потребует захватить большие территории, а не маленькие клочки. А от властей Армении общественность потребует сражаться более решительно и вернуть потерянные в апреле территории.

По мнению Томаса де Ваала, обе стороны переоценивают свои военные возможности. И обе стороны обладают новыми смертоносными видами оружия.

«Искандер» и «Железный купол»

Армяне получили от русских ракеты типа «Искандер», которые были продемонстрированы в 2016 году на военном параде по случаю Дня независимости. Мишенью этих ракет дальностью 280 километров могут стать населенные пункты и нефтегазовые месторождения.

К этому варианту, конечно, можно прибегнуть лишь в ситуации отчаяния, но это станет возможно, если Азербайджан предпримет широкомасштабное наступление. Этот шаг также будет исходить из того положения военной доктрины Армении от 2015 года, согласно которому во имя обороны можно прибегнуть к превентивным действиям.

Азербайджан, в свою очередь, приобрел у Израиля большую партию современного вооружения, в том числе систему противоракетной обороны Iron Dome («Железный купол»).

Слабеющая экономика и гамбит выборов

Этот военный контекст опасен, но не менее тревожен политический контекст: конец нефтяного бума в Азербайджане, прошлогодний спад экономики на 4% и девальвация маната на 57%, начиная с 2015 года.

А в Армении на 2 апреля этого года назначены выборы в Национальное собрание, в результате которых в республике будет установлена парламентская система и основные рычаги исполнительной власти будут переданы премьер-министру.

«Эта инициатива многими воспринимается как «гамбит» Сержа Саргсяна, целью которого является сохранение власти. Его второй и последний президентский срок заканчивается в 2018 году.

Сама программа перехода довольно спорная, и армянская оппозиция будет использовать эти выборы, чтобы бросить президенту серьезный вызов.

Международная неопределенность – опасный фактор

И, наконец, еще одним фактором нестабильности является волнение, возникшее на международной арене в результате избрания Дональда Трампа на пост президента США и нынешнего кризиса в Евросоюзе.

Это волнение ощущается на Южном Кавказе и может подтолкнуть стороны на более безответственные шаги, если они предположат, что им все сойдет с рук.

Если начнутся военные действия, очень трудно будет их сдерживать. В апреле 2016 года при посредничестве Москвы стороны достигли устной договоренности о прекращении военных действий.

Ереван и Баку не доверяют Москве

Но ошибочно полагать, что ключ к урегулированию конфликта находится в руках Москвы. Россия на самом деле никогда не контролировала ситуацию, начиная с 1988 года, когда возникло карабахское движение. Москва, конечно, пыталась влиять на конфликт, поддерживая то одну, то другую сторону. Сейчас по отношению к Москве есть глубокое недоверие как у армян, так и у азербайджанцев, и ни Ереван, ни Баку не позволят России навязать собственную повестку по национальному вопросу номер один для них.

Новую войну вокруг Нагорного Карабаха следует предотвращать активными дипломатическими шагами. Новый конфликт на Южном Кавказе – наиболее нежелательная перспектива для всех, тем более для рядовых армян и азербайджанцев, поскольку именно они окажутся в эпицентре конфликта, резюмирует Томас де Ваал.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG