Ссылки доступа

Командующий иранским спецподразделением "Кодс", предназначенным для проведения тайных боевых операций за пределами Ирана, генерал Касем Сулеймани недавно посетил Москву, где встретился с высокопоставленными российскими политиками – несмотря на наложенный на него запрет на выезд из Ирана. Источники в западных спецслужбах сообщили телеканалу FOX NEWS, что Сулеймани прибыл в российскую столицу 24 июля рейсом 5130 авиакомпании Iran Air, а покинул город незадолго до того, как госсекретарь США Джон Керри выступил в защиту соглашения по иранской ядерной программе перед комитетом сената по вооруженным силам. В Москве эту информацию категорически опровергают.

Сообщается также, что генерал Сулеймани провел в Москве встречу с президентом Владимиром Путиным, а также с министром обороны России Сергеем Шойгу по поводу возможных поставок российского оружия в Иран – несмотря на действующее эмбарго на подобные поставки. По некоторым данным, у генерала хватило времени на "ночную программу" в российской столице.

12 августа американский Госдепартамент подтвердил официально, что визит Сулеймани в Москву имел место – несмотря на опровержения со стороны Кремля. США намерены поднять этот вопрос в ООН, чьи санкции до сих пор действуют против Ирана. Против Сулеймани, отметил госсекретарь США Джон Керри, санкции не будут отменены никогда. Керри затронул эту тему и в состоявшемся 13 августа телефонном разговоре с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. США считают Сулеймани виновным в гибели по меньшей мере пятисот американских граждан в Ираке. Впервые его деятельность квалифицировали в США как террористическую еще в 2005 году.

Сулеймани – это человек, который вел в Ираке войну против США

Для чего Москве понадобилось вести себя столь вызывающе? Связано ли подобное поведение с желанием экспортировать оружие в Иран или речь идет о желании сорвать соглашение по иранской ядерной программе и удержать дальнейшее падение цен на нефть, неминуемое при появлении иранской нефти на мировом рынке? На эти вопросы отвечает знаток иранской политики и истории журналист Юлия Юзик:

Касем Сулеймани
Касем Сулеймани

– Сейчас очень напряженная ситуация по поводу иранской сделки, она вроде бы и есть, но по сути ее еще нет. То, что нам представлено, было завернуто в красивую коробочку с бантиком. Мол все, сделка состоялась. Но на самом деле было подписано рамочное соглашение, очень обстоятельное, очень детализированное, где каждый шаг и нюанс имеет свои условия. Объясняется, что будет, если данные условия будут нарушены. На самом деле, выход Ирана из-под санкций будет долгим и мучительным. Это не взмах волшебной палочки – раз, и начинается другая жизнь. Надо все долго и методично делать, и, если какие-то условия будут нарушены, вся сделка может просто сорваться. Сейчас, на мой взгляд,со стороны Москвы делается все, чтобы эта сделка сорвалась.Каждый день мы следим за ценами на нефть, они падают, а что будет с полномасштабным выходом той же иранской нефти на рынок – страшно себе представить. И одно из важнейших положений, над которым билась Москва – снятие оружейного эмбарго. Чтобы Иран могу покупать все виды оружия, вооружать свою армию по последнему слову техники, и покупать у тех, у кого захочет. Как мы знаем, было принято решение о том, что на ближайшие пять лет оружейное эмбарго в отношении Ирана сохраняется. Я думаю, это было самое большое разочарование Москвы, потому что, конечно, уже шли большие переговоры о том, как Иран вооружать. И сейчас все это срывается.

Если все-таки Сулеймани был в Москве, то это уже последний такой ход Путина. Потому что Сулеймани – это человек, который, если кратко сформулировать, вел в Ираке войну против США. Очень красивую, очень виртуозную, просто на измор брал американцев, и они, в конце концов, оттуда вывели войска. И не сказать, что Америка в Ираке одержала победу, силовую, военную, любую. То есть это человек, который в Ираке воевал с США. И Владимир Владимирович Путин пытается вытащить его на какие-то сделки, авантюры, операции, планы, геополитические и военные, для того чтобы эту сделку, все то счастье, которое видел весь мир в Вене, в Швейцарии, чтобы это все разрушить.

Пригласить в Москву Сулеймани это все равно, что показать средний палец США

Это какая-то провокация? Мир должен увидеть, что Владимир Путин сотрудничает с человеком, воевавшим против Америки, что может вызвать волну возмущения в Штатах, и Конгресс не одобрит это соглашение?

Юлия Юзик
Юлия Юзик

– Конечно! Сулеймани – одна из ключевых фигур в иранской политике, онвсегда находится рядом с аятоллой, который принимает решения, касающиеся международной политики. И его внутрииранское влияние, мне кажется, сильнее, чем влияние того же министра иностранных дел Джавада Зарифа, который как бы одержал эту дипломатическую победу. Сулеймани – человек с безусловным авторитетом и в Иране, вообще на Ближнем Востоке, но и в мире тоже. В тех кругах, о которых мы говорим, его знают все! И пригласить такого человека в Москву, причем вполне возможно, даже допустив утечку разведке, чтобы американцы об этом узнали в таких подробностях, это все равно, что показать средний палец США. Это, естественно, вызвало мировую реакцию. Потому что соглашение по Ирану было предъявлено как великая победа Барака Обамы, Джона Керри и так далее. И, если это сейчас рухнет, можно себе представить, что будет ощущать президент США. Зачем Сулеймани позвали в Москву? Наверное, не затем, чтобы выпить чаю и поговорить о погоде. Мы знаем, что один из ключевых вопросов в сфере российско-иранских отношений за последние годы – это поставка комплексов С-300, которая была заторможена, произведены были оплаты, подали иск… В общем потом Путин объявил, что он все-таки будет передавать ракетно-зенитные комплексы, потом опять был скандал. Естественно, Иран жаждет их получить, но у Ирана огромные геополитические амбиции стать реально региональным лидером, и он к этому, в принципе, идет. Мы видим, что Иран постепенно, медленно укрепляет свое влияние. Там и военные, и разведка работают на очень высоком уровне.

При этом шиитский Иран противостоит террористическому "Исламскому государству". С этой точки зрения вооружение Ирана более современным оружием является подспорьем в борьбе с ИГИЛ?

Владимир Владимирович – человек, который очень больно переживает нанесенные ему обиды и оскорбления

– С ИГИЛ вообще очень сложная ситуация. В ИГИЛе участвует так много стран, там люди и из Великобритании, и из Северного Кавказа, из многих уголков мира. И в регионе идет просто сосредоточие всех мировых разведок. Там односложно сказать, кто с кем воют, сложно. Иран играет там определенную свою роль, как и Россия, Израиль, США. И дело там не только в ИГИЛе. Ситуация в Саудовской Аравии сейчас достаточно сложная, и это главный региональный враг Ирана. Обрушение саудовской монархии – одна из главных целей Ирана. И какие там могли быть договоренности, какая схема игры – можно только гадать. И президента США могут просто порвать за то, что объявили победу, а получается, что за спиной Иран делает такие вещи. Все просто в одночасье рухнет. И, наверное, одним из главных победителей в этой ситуации будет Владимир Владимирович Путин. Не знаю, что он там пообещал каждому из игроков, какие нашел слабые точки, аргументации, но все это может вот так плачевно закончиться. И иранцы окажутся в проигрыше. Потому что, если санкции сохранятся, экономическое будущее Ирана и живущих там людей представляется мне очень мрачным, могут возникнуть волнения и так далее. Россия ничего не выиграет, кроме какого-то морального удовлетворения Владимира Путина, и может быть, приостановки падения цен на нефть.

С самого начала было очевидно, что заключение соглашения по иранской ядерной программе будет подразумевать появление иранской нефти на рынке и снижение цен на нефть, о котором сейчас столько говорят, особенно в России. Путин же должен был это понимать. Зачем нужна тогда эта сделка? Или он отыграл назад, увидев, как сильно цены могут упасть?

– Владимир Владимирович Путин в данной ситуации не мог выйти и сказать, что он один во всем мире против, когда весь цивилизованный мир пытается договариваться с Ираном, чтобы заключить это соглашение, снять санкции с Ирана. Я читаю иногда высказывания российской дипломатии: зачем мы на это соглашались… Во-первых, от России вообще не зависело ничего. Если бы публично Путин, Лавров сказали бы: нет, мы против этого, – это было бы… Ну, формально они не могли это сделать. Это такая публичная дипломатия, все улыбаются, желают друг другу удачи, успехов… Но там были задействованы совершенно другие каналы, и они сделали все возможное, чтобы эта сделка не состоялась. Там были торги, манипуляции, делались акценты на самые антиамериканские силы в Иране, которые еще существуют, через них шло давление, давление на аятоллу, другие круги, играли на чувства обиды и так далее. Они делали все, чтобы этого соглашения не было, но от них уже ничего не зависело. И сделка состоялась под вымученные улыбки российских дипломатов.

Удержится ли соглашение по Ирану, будет ли оно выполнено?

– Мне лично очень хотелось бы, чтобы эта сделка состоялась, и чтобы эти рациональные и здравые силы в Иране (которые сейчас все равно в меньшинстве, если взять внутриполитическое влияние ), смогли добиться своего. Все зависит от того, насколько дадут режиму Владимира Путина еще существовать в таком виде. Потому что, если что-то случится в Москве, какие-то резкие изменения, тут уже будет не до Ирана. А пока сохраняется эта ситуация, такой статус-кво – то есть Путина критикуют, ругают, санкции, сжигается еда, но он у власти, ему внешне ничего, кажется, не угрожает, – пока такая ситуация сохраняется, он может принципиально из чувства мести сделку сорвать. Владимир Владимирович – человек, который очень больно переживает нанесенные ему обиды и оскорбления, и со стороны США он воспринимает все происходящее сейчас как личное оскорбление для себя. И ответить на таком высочайшем уровне плевком, чтобы США, Обама и Керри сейчас просто утерлись с этим Ираном, это для него очень важно. Поэтому я боюсь предсказывать. Мне хотелось, чтобы все состоялось, и чтобы Иран процветал. И чтобы Россия процветала тоже.

Радио Свобода

XS
SM
MD
LG