Ссылки доступа

19 ноября в Вене прошла встреча тет-а-тет президентов Армении и Азербайджана. Это была первая беседа Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева с момента их переговоров в Сочи в январе 2012 года. Как и ожидали практически все эксперты, встреча окончилась почти ничем. Тому способствовало множество факторов – от эмоционально-субъективных до геополитических.

Для начала скажу, что в Армении вряд ли когда-нибудь забудут помилование будапештского убийцы с топором рамиля сафарова. Напомню, что 19 февраля 2004 года этот, с позволения сказать, офицер азербайджанской армии, находясь на курсах английского языка в Будапеште в рамках специальной программы НАТО «Партнерство во имя мира», ночью пробрался в комнату к армянскому офицеру Гургену Маркаряну и зарубил его топором, нанеся по спящему человеку 16 ударов.

Несмотря на все ухищрения турецкого и азербайджанского посольств в Будапеште, на грязную информационную кампанию с целью обеления сафарова и на его фактическую героизацию на родине, венгерское правосудие достойно выполнило свою миссию и в апреле 2006 года вынесло единственно верный приговор – пожизненное тюремное заключение с правом на помилование не ранее чем через 30 лет.

Однако дальше в дело вмешалась политика. Как утверждает пресса, Азербайджан выкупил венгерские государственные облигации на сумму в 3 млрд долларов, и в результате этой «услуги» официальный Будапешт согласился выдать сафарова Баку якобы с условием, что он отбудет оставшийся срок на родине. Но не успел «офицер» сойти с трапа самолета 31 августа 2012 года, как президент Ильхам Алиев подписал указ о его помиловании, присудил ему внеочередное звание майора, распорядился выплатить ему жалование за 8 лет отсутствия и подарил жилье. Словом, награда нашла «героя».

Это событие вызвало бурную реакцию в Армении, которая разорвала дипломатические отношения с Венгрией. Позорное помилование «героя» было осуждено сопредседателями Минской группы ОБСЕ: США, Россией и Францией. Тогда даже неисправимым романтикам стало понятно, что переговорный процесс по карабахскому урегулированию можно смело хоронить, а «покойника» достаточно время от времени припудривать и освежать грим, дабы не пугал весь честной народ своей мертвецкой бледностью.

Дипломатам и политикам из стран-посредников, а также экспертам не нужно было объяснять, что после того как подлый убийца армянского офицера был чуть ли не канонизирован, становилось ясно, что убийство армянина в Азербайджане не считается преступлением. И не будем забывать, что гражданам армянской национальности, будь у них в кармане российский или американский паспорт, вход в Азербайджан попросту заказан – им даже не продадут билет на самолет. Никаких иллюзий не было и быть не могло – в таких условиях говорить о «гарантиях безопасности армянам Нагорного Карабаха» и о «широчайшей автономии для Карабаха», как любят повторять на Апшероне, - это в лучшем случае цинизм, а в худшем – неприкрытое издевательство над армянским народом и заодно над посредниками, которые в этом конфликте понимают гораздо больше, чем произносят вслух.

И вот с таким грузом Ереван и Баку прошли электоральный период 2013 года, когда говорить о переговорах не имело смысла. Признаться, я не готов сказать «спасибо» Сержу Саргсяну за то, что пожал руку Ильхаму Алиеву – ту самую руку, которая, не дрогнув, подписала указ о помиловании убийцы с топором. Я считаю, что есть понятия высокой морали – на уровне национального достоинства и самоуважения, перед которыми меркнет даже геополитика. И эти понятия должны были бы стать руководством к действию для армянского президента. Ему следовало бы добиться от Баку возвращения сафарова в венгерскую тюрьму или, по крайней мере, отбывания наказания на территории Азербайджана.

Однако случилось как случилось. Не без давления извне армянский президент поехал на абсолютно бесполезную встречу, которую лоббировали те самые посредники, ибо их могли бы справедливо спросить: «А с какой стати вы едите свой хлеб, господа?». Скажу с полной уверенностью: беседа в Вене не нужна ни Еревану, ни Баку.

В Армении уже давно обозначили формулу взаимодействия на карабахском направлении: нынешние границы непризнанной НКР суть результат войны, и их нужно принять как данность, при этом армянский народ не хочет новой войны, но и не боится ее. Позиция Азербайджана известна не меньше: территориальная целостность превыше всего, и если Армения «не прекратит оккупацию азербайджанских земель», Баку вернет их силой. О чем и для чего говорить сторонам?

Впрочем, один «плюс» здесь проглядывает. Как утверждает армянская пресса со ссылкой на свои источники и как в унисон говорят эксперты, Армения должна поставить (или уже поставила) вопрос о возвращении Нагорного Карабаха за стол переговоров, как это было до конца 90х годов. Совершенно очевидно, что в нынешнем формате сторонам говорить не имеет смысла, ибо предмет беседы – Нагорный Карабах – в разговоре не участвует, но при этом является политической данностью. Пусть и не признанная даже Арменией, Нагорно-Карабахская Республика представляет собой политическую и особенно военную силу, не считаться с которой непродуктивно и недальновидно.

Есть и другой аспект. Турецкая пресса пишет, что в Анкаре всерьез обеспокоены отсутствием реального, а не декларативного прогресса в переговорах по Карабаху. Оно и понятно: приближается «ужасная» для турок дата – 24 апреля 2015 года, до которой они должны лечь костьми, но продемонстрировать пресловутому мировому сообществу наспех изготавливаемую маску доброго великодушного соседа Армении, который-де готов «забыть о былом». Я уже не буду говорить, что привилегию забывать имеет исключительно Армения, и турки, не понесшие никакого наказания за Геноцид, не вправе в одностороннем порядке переворачивать самую черную страницу армянской истории.

Так вот, турецкие газеты утверждают, что в будущем году, на финишной прямой перед столетием Геноцида, Анкара намерена продавить открытие границы с Арменией. Но поскольку путь к турецкому сердцу лежит через Баку и имеет форму трубопровода, Турция не может игнорировать сопротивление азербайджанских братьев – в памяти еще свежа истерия по поводу подписания Цюрихских протоколов в 2009 году, когда Армения только угрозой выхода из переговоров сумела предотвратить увязку армяно-турецкого примирения с карабахским урегулированием.

Разумеется, такая реакция Баку повторится и в дальнейшем. И Ильхаму Алиеву, я подозреваю, совершенно наплевать на то, что продолжение блокады Армении со стороны Турции в преддверии 2015 года – это прямое красноречивое доказательство продолжения геноцидальной политики Анкары, лишь в более «цивилизованной» форме. Турция стала заложником не только нефтегазовой зависимости от Баку, но и собственной риторики о «двух братских народах», которые прямо-таки изнывают от мучений, причиняемых им блокированной 3-миллионной Арменией.

И хотя я склонен считать намерения Турции об открытии границы блефом и пусканием пыли в глаза мировому сообществу, все же осторожно предположу, что Анкара не просто устала от бакинского диктата, но и активно «ищет себя» (в который раз за последние 10 лет?). Успешно провалив посредническую миссию в кратковременной попытке примирить Сирию и Израиль, не сумев закрепиться в Секторе Газа, потеряв союзных «Братьев-мусульман» в Египте, оказавшись в Сирии по одну сторону баррикад с международными террористическими группировками, здорово разозлив Иран и не сумев предотвратить усиление курдов в регионе, Турция сегодня отчаянно мечется. Ей нужна «история успеха», маленькая красивая сказка о доброй конструктивной Турции, вот и предпринимаются попытки исправить ситуацию на многих фронтах, один из которых – Армения.

Турецкая пресса пишет, что армяне будто бы готовы «вернуть Азербайджану два района» (имеются в виду районы Азербайджанской ССР, которые сейчас контролируются карабахской армией и включены в состав НКР согласно Конституции 2006 года). А взамен турки хотят добиться возобновления железнодорожного сообщения через юг НКР, Мегринский коридор и Нахичеванскую автономию Азербайджана. Всё это будет в комплексе с открытием армяно-турецкой границы. Не знаю, насколько достоверна информация, но если это так, то получается, что азербайджанская сторона на закрытых встречах согласна на «два района» в обмен на разблокирование коммуникаций. Это как-то не вяжется с официально декларируемой позицией Баку на «безоговорочный вывод армянских оккупационных сил».

С другой стороны, не могу не рассказать о том, что в карабахском вопросе незримо присутствует Иран. В Ереване поговаривают, что провал встречи Саргсяна и Алиева в Казани в 2011 году объяснялся тем, что персы жестко надавили на обе стороны, поскольку были не согласны с появлением российских миротворцев в Карабахе. Говорят даже, что тогдашний президент Ирана Махмуд Ахмадинежад пригрозил Алиеву, что, если стороны согласятся с предложением Москвы, иранские войска форсируют реку Аракс и появятся в Карабахе раньше русских. По большому счету, миротворцы третьих стран не нужны ни армянам, ни азербайджанцам, поскольку каждая сторона рискует упустить инициативу и окончательно стать пешкой в этой и без того густо замешанной геополитической игре.

Поэтому встреча в Вене не могла закончиться какой-то конкретикой. Стороны остаются при своем, турки играют в своей песочнице, персы из-за Аракса периодически хмурят брови, русские заняты битвой за Восточную Европу и одновременно работают с американцами по Сирии и Ирану, а сами американцы особо в Карабахе не торопятся. В этом десятилетии регион Южного Кавказа подвергнется серьезным изменениям в контексте ирано-американского сближения, форсирования европейских и/или евразийских интеграционных процессов, так что переговоры по Карабаху пока подождут.

Единственный ощутимый итог венской беседы – стороны на встрече договорились еще раз встретиться. Вероятно, чтобы там снова договориться еще раз встретиться.

Radio Europa Liberă
XS
SM
MD
LG