Ссылки доступа

Ближневосточная мозаика: параллельные прямые пересекаются. Часть 1


Эрнест Варданян
Вновь и вновь возвращаюсь к теме Ближнего Востока, будучи абсолютно уверенным в том, что как минимум до лета 2014 года регион будет оставаться в топе мировых новостей. Сейчас проходят два важных процесса: переговоры по ядерной программе Ирана (а в более широком контексте – сближение Тегерана со странами Запада) и химическое разоружение Сирии одновременно с подготовкой к мирной конференции «Женева-2». Первую часть материала я посвящу именно Сирии.

На днях информационные агентства распространили сообщение о том, что официальный Дамаск совместно с международными экспертами в срок завершил первый этап процесса утилизации химического арсенала. Согласно ранее утвержденному плану, к 1 ноября Сирия обязалась уничтожить оборудование для производства боевых отравляющих веществ, после чего начнется собственно их ликвидация. Ожидается, что всё химическое оружие будет утилизировано не позднее 30 июня 2014 года.

Этот процесс не обещает быть простым, но претензии сирийским властям сейчас могут высказывать только ангажированные журналисты и эксперты, поскольку на официальном уровне Россия и США, ставшие неформальными кураторами разоружения, выражают удовлетворение своевременным выполнением взятых Дамаском обязательств.

Косвенным признаком того, что Москва и Вашингтон довольны темпами имплементации резолюции Совета Безопасности ООН, является то, что сейчас дипломатические усилия двух великих держав практически всецело брошены на подготовку и проведение мирной конференции в Женеве. Первоначально планировалось провести форум не позднее 23 ноября, но сейчас стало ясно, что в лучшем случае встречу удастся организовать в декабре.

В чем причина переноса? Американцам пока не удается убедить своих бывших подопечных поехать в Женеву. На данный момент известно, в Швейцарию приглашены две собственно сирийские арабские оппозиционные группы из числа умеренных светских сил, а также Высший курдский совет. Остальные «гастролеры» из числа международных террористических организаций, местных разрозненных радикальных группировок и отрядов перебежчиков из сирийской армии не ожидаются на форуме. Первые попросту вне закона, вторые больше заняты междоусобными разборками, а третьи не имеют никакого влияния и скорее заняты собственным выживанием.

Но и те умеренные силы, от которых ожидают минимального конструктива, выставляют предварительное условие: темой переговоров должен стать уход Башара Асада с поста президента и «постасадовское» устройство Сирии. В связи с этим официальный Дамаск осуществил хитроумную комбинацию: в отставку был отправлен вице-премьер Кадри Джамиль, который считается системным оппозиционером, хоть и не радикальным. Если «настоящие» соперники Асада все же откажутся ехать, в Женеву поедут «ненастоящие», и оппозиция переиграет саму себя.

Но это лишь внутренний контур проблемы. С внешним всё намного сложнее. С одной стороны, в Госдепартаменте, как пишут наблюдатели, есть группа, всячески старающаяся затянуть или отменить проведение мирной конференции – сугубо из прагматических соображений. Мол, зачем проводить встречу, чтобы оппозиция там опозорилась, а власти Сирии собрали все сливки, публично унизив Запад. К слову, Асад тоже выставил условие – если в Женеве будет обсуждаться его отставка, власти не поедут. С другой стороны, американцам трудно объяснить мировому сообществу, и в первую очередь российским партнерам, почему оппозиция не хочет ехать на переговоры, если Дамаск пошел на колоссальную уступку в вопросе химического арсенала.

Но и это не всё. В сирийском вопросе пока еще сохраняет влияние группа стран, которых можно назвать «Баба Яга против». Это Саудовская Аравия, пока еще Турция, в значительной степени Израиль, а также Франция, которая по-прежнему хочет вести свою игру в Сирии, которая когда-то была ее подмандатной территорией. Нельзя сказать, что эта четверка способна полностью сломать игру США и России (при наличии «сочувствующего» Ирана и Китая), но они, безусловно, могут здорово попортить нервы большим игрокам. Так, саудиты не намерены отказываться от финансирования террористов и поставок им оружия. Израиль всё так же не доверяет Сирии, несмотря на добровольный отказ последней от внушительного рычага – химического оружия. Турция снова мечется между двумя полюсами, не желая бросать открытый вызов сильным мира сего, но и опасаясь резко давать от ворот поворот боевикам, которых она любезно приютила на своей территории и даже обеспечивала им лечение. Наконец, Франция, будучи тесно связанной с властями Катара (который публично отошел от сирийских дел и даже предлагает Асаду «дружить домами»), не хочет уступать инициативу ни России, ни США.

Было бы правильным осветить сирийский вопрос в более широком региональном контексте. Если присмотреться, окажется, что те страны, которые сейчас ломают мирные инициативы по Сирии, «портят статистику» в гораздо более масштабном процессе – сближении Ирана с Западом. Возвращаясь к Дамаску, отмечу важный аспект: Сирия могла отказаться от химического арсенала только при наличии гарантий безопасности от потенциального израильского удара. А эти гарантии Асаду может дать только Иран. В свою очередь, Тегеран в процессе переговоров по ядерной программе может и должен потребовать от Запада и России встречного фавора в виде международных гарантий безопасности Сирии. Ведь спокойствие Дамаска зиждется на политике Тегерана, а спокойствие Тегерана напрямую зависит от чистого неба над Дамаском. Соответственно, к лету 2014 года, когда будет уничтожен сирийский химический арсенал, Иран должен будет выйти на уровень жесткой системы гарантий с Западом. Об этом подробнее во второй части материала.

Radio Europa Liberă
XS
SM
MD
LG