Ссылки доступа

Грузия обиделась на Армению. Армения на Генассамблее ООН в очередной раз проголосовала против резолюции о праве на возвращение беженцев в Южную Осетию и Абхазию.

Резолюция ООН – вещь лукавая. Вне зависимости от того, как она называется. Что, неужели армяне в самом деле против возвращения беженцев в свои дома? Вряд ли. И никто ведь ни в Зимбабве, ни во Вьетнаме не против. Но у каждого, кто против, возражения не по сути. Как говорили на демократических съездах, "по порядку ведения".

Армения формально недовольна переносом обсуждения проблемы из ОБСЕ в ООН. Такие аргументы обычно приводятся, все на самом деле все понимают, и разубеждать глупо. Ереван не может голосовать за грузин, потому что по прецеденту он тогда проголосует за карабахских азербайджанцев. И вообще, почему Ереван должен голосовать за Тбилиси, если Тбилиси в таких ситуациях голосует за Баку?

Вопрос, какое отношение беженцы, не возвращающиеся в Сухуми, имеют к беженцам, не возвращающимся в Шушу, считается моветоном. При чем тут реальность, когда армяне против грузин?

Беженцы массово не возвращаются нигде, никуда и никогда. По разным причинам. Одна из которых, кстати, в том, что вырастает поколение, которое не понимает, куда и зачем ему возвращаться. И никакие резолюции здесь ничего не изменят. Кто бы ни был за и кто – против.

И уж тем более бессмысленны прецеденты. В каждом конкретном случае свои принципы и свои преграды к возвращению беженцев. Свои в Абхазии, свои в Карабахе, и никакой прецедент их не сделает более похожими.

Речь на самом деле о традиции обид. Политика на постсоветском Южном Кавказе – это политика традиционных обид, и карабахская линия фронта – всего лишь одна из них.

И у Грузии, и у Азербайджана проблема сепаратизма. Значит, они едины. Тбилиси демонстрирует уверенность в том, что Сухуми вернется, значит, он просто-таки обязан верить в то, что и Карабах будет Азербайджаном. У Баку враг Ереван, и у Тбилиси Ереван требует вернуть свои церкви. С азербайджанцами Марнеули у Тбилиси дела ненамного лучше, чем с армянами в Джавахети, но представлению о том, что Тбилиси и Баку – традиционные союзники в этом ключевом, разумеется, для мира регионе, это не мешает. Считается, что дедами заповедано: Армения – союзник России, а Азербайджан и Грузия – нет, и это тоже влияет на расположение кавказских силовых линий. И, соответственно, на голосование в ООН.

И в полном соответствии с тем, что считается, все и происходит, в чем простота и свежесть южнокавказской политики.

И, как в таких случаях выглядит совершенно логично, символы становятся концентрированным воплощением политики. Армяне-либералы критикуют свою власть за то, что она предала грузин так же, как за то, что она пальцем о палец не ударила для снижения газовой зависимости от России. Резолюция становится мерилом и критерием сама по себе. Грузинские форумы уже соревнуются в изощренности, как бы уесть армян, армяне не остаются в долгу и вспоминают грузинам все: от готовности нажиться на любом конфликте до транзитных тарифов. Традиция крепнет.

Причем крепнет она в то самое время, когда подспудно и тектонически все начинает медленно меняться. Здесь, как с полуоткрытой дверью и полузакрытой. Можно сказать, что Армения сегодня платит за старые счета преданности России. А можно сказать, что эти счета ей предъявлены. А можно сказать, что эти счета ей предъявлены Россией за долгожданную нелояльность. Или, как минимум, долгожданную двойственность.

Но ведь и грузинам на дефицит такого дуализма жаловаться, как известно, не приходится. И не только сейчас, после прошлого октября. Если совсем честно, то жаловаться никогда особенно и не приходилось. Но традиции непреложны, каким бы ничтожным не было их отношение к реальности. Бессмысленный спор о бессмысленном законе об оккупированных территориях так же принципиален, как количество стран, проголосовавших за возвращение беженцев. Баку, вынужденный объявить персоной нон грата не кого-нибудь, а Монтсеррат Кабалье, казалось бы, выступил пионером в саморазоблачении подобных подходов вообще. Но нет. Символ по-прежнему важнее, вопрос только в том, сажать или штрафовать. Традиции, в отличие от реальности, неизменны.

Армения, меняясь сама, голосует против Грузии. Грузия обижается, будто не меняется сама. Грузины против армян. Это намного важнее – и цен на газ, и того, что беженцы не возвращаются.

Вадим Дубнов, «Эхо Кавказа»
XS
SM
MD
LG