Ссылки доступа

22 марта 1892 года группа молодых бланкистов ворвалась в собор Парижской Богоматери и сорвала мессу, выкрикивая «Да здравствует республика! Да здравствует Коммуна! Долой церковь!». Возмутители спокойствия – последователи легендарного тюремного сидельца Огюста Бланки, сторонники заговорщицкого, не-марксистского социализма – одним ударом били сразу по трем целям:
  1. По реставраторским монархическим тенденциям во французской Третьей республике,
  2. По самой антисоциалистической Третьей республике, которая возникла на обломках как Второй империи Наполеона III, так и на могилах парижских коммунаров 1871-го.
  3. По консервативной католической (галликанской) церкви, этому вечному оплоту монархистов и националистов.

Прошло 58 лет, срок, по историческим меркам, небольшой. О монархии во Франции даже вспоминать позабыли. Третья республика рухнула после капитуляции перед гитлеровской Германией в 1940-м. Церковь усилиями радикалов во главе с Клемансо еще до Первой мировой была окончательно и бесповоротно отделена от государства – и даже с некоторым поражением в правах. И вот 9 апреля 1950 года группа молодых авангардистов (они называли себя «леттристами») проникла в Собор Парижской Богоматери и сорвала пасхальную мессу. Радикалов звали Мишель Мурре, Серж Берна, Жислен Деснойер де Марбо и Жан Рульер. В отличие от акции бланкистов, мы знаем довольно много об этом происшествии. Первоначально леттристы намеревались просто выпустить в соборе красные шары, однако потом дело дошло до более серьезного. Берна, де Марбо и Рульер забрались на колонны, выкрикивая малопонятные чинной публике лозунги, а Мурре, одетый в рясу доминиканца, пробрался к амвону и начал следующую проповедь:

Сегодня, в Пасхальный святой день,
Здесь, под сводами Собора Парижской Богоматери,
Я обвиняю вселенскую католическую церковь в смертельном грехе перенаправления наших жизненных сил в пустые небеса,
Я обвиняю католическую церковь в мошенничестве,
Я обвиняю католическую церковь в заражении мира своей кладбищенской моралью,
В том, что она есть гноящаяся рана на теле Запада.
Воистину я говорю: Бог умер.
Мы блюем на удушающую скуку ваших молитв,
Ведь ваши молитвы – это жирный дым над полями сражений Европы.
Вперед в трагическую и возвышенную пустыню мира, в котором умер Бог…


И так далее и тому подобное. Сложно сказать, сколько именно строк из этой проповеди успел произнести Мишель Мурре перед тем, как его схватила охрана (спасая таким образом от разъяренных прихожан). Остальным леттристам удалось улизнуть, так что дальнейшая публичная история разворачивалась, в основном, вокруг одного Мурре. В прессе разгорелась полемика; как водится во Франции, некоторые интеллектуалы выступили против юридического преследования богохульника; среди подписавшихся были христианский философ Габриель Марсель, знаменитый редактор, писатель и издатель Жан Полан, поэт Рене Шар. Коммунисты осудили леттристов, мэтр сюрреализма Андре Бретон осудил коммунистов. Власти оказались в сложной ситуации: не наказывать Мурре казалось невозможным, наказать – тоже. Они объявили революционера невменяемым и отправили в психушку.

Последовали новые протесты, после чего второе психиатрическое освидетельствование выявило полную нормальность задержанного. Мишеля Мурре отпустили 21 апреля 1950 года. Богохульный молебен в Соборе Парижской Богоматери внес смятение и в ряды самих леттристов: эта группа авангардных поэтов, художников, бездельников и хулиганов оказалась расколота на сторонников «искусства» и «акционистов». Последние в итоге взяли верх, и во главе с новым лидером, знаменитым впоследствии Ги Дебором образовали Леттристский Интернационал (а потом и Ситуационистский Интернационал), на счету которого множество остроумных (и не очень) вылазок в самое сердце буржуазной морали. Отпрыском антимолебна Мурре стал парижский май 1968-го, отпрыском мая шестьдесят восьмого – нынешняя Европа, нравится нам это или нет.

21 мая 2013 года 78-летний ультраправый публицист и научпоп-историк Доминик Веннер под видом туриста вошел в Собор Парижской Богоматери, подошел к алтарю, вытащил из кармана пистолет и выстрелил себе с рот. Полторы тысячи посетителей, которые невольно стали свидетелями этого жервтоприношения во имя традиционных европейских ценностей, срочно эвакуировали. Алтарь отмыли, самоубийство литератора быстренько объяснили. Веннер – человек во Франции известный. В молодости он добровольцем пошел в армию сражаться с алжирскими повстанцами. Участвовал в нападении правых радикалов на штаб-квартиру компартии в 1956-м. Вошел в подпольную группировку ОАС, которая выступала против независимости Алжира. После неудачного покушения на де Голля, организованного ОАС, провел 18 месяцев в тюрьме. Выйдя на волю, как часто бывает в этой стране, Веннер перешел от дел к словам. Именно тогда он стал знаменитым публицистом, защитником Европы от ислама и Америки разом, адвокатом французских националистов времен Второй мировой (впрочем, известной границы не переходил и в стане «ревизионистов» не числился).

Основатель – вместе с Алленом Бенуа – журнала «Европа-Действие», многочисленных исследовательских групп, автор манифеста «К позитивной критике» (ее сравнивают с ленинской «Что делать?» -- с поправкой на ультраправизну, конечно), 11 лет назад создал довольно интересный журнал LaNouvelleRevued'Histoire. Автор многочисленных популярных работ по истории, военной истории (в частности, Гражданской войны в России), идеологических манифестов. Ярый противник иммиграции из стран «третьего мира», как уже сказано выше, защитник так называемых «европейских ценностей», отчаянный борец с однополыми браками. Собственно, легализация последних во Франции и подтолкнуло Веннера к театрально-церковному самоубийству.

22 мая 2013 года в том же Соборе Парижской Богоматери провела акцию небезызвестная группа FEMEN. Кто они такие и что делают, объяснять не буду, в конце концов, можно посмотреть здесь. Гораздо интереснее самой акции, вполне рядовой для гологрудых амазонок – текст, размещенный на сайте группы:

Ангел Смерти FEMEN провел моно-протест на алтаре Собора Парижской Богоматери на месте вчерашнего самоубийства фашиствующего писаки. На секстремистке с пистолетом был начертан пророческий девиз "Фашизм, покойся в аду!". Таким образом FEMEN призывает весь европейский нацизм в лице всех своих недогитлеров и полумуссолини последовать примеру ультраправого старика Веннера и немедленно покончить с собой, тем самым навсегда самоустраниться с политической арены Европы. Поспешите, на жертвенном алтаре Нотр-дам де Пари не так много места!
FEMEN призывает общество осудить аморальный поступок маразматичного деда, который вынес свой тухлый мозг на глазах у полуторатысячной аудитории среди которой были женщины и дети! FEMEN призывает настоятеля Нотр-дам де Пари провести инвентаризацию имущества собора на предмет повреждений и подать в суд на лидера французских националистов Марин ле Пен, горячо поддержавшую этот публичный суицид.


Текст довольно оскорбительный – не говоря уже о том, что в нем наличествуют фактические неточности и синтаксические оплошности; к примеру, Доминик Веннер вовсе не фашист. Но и это неважно. Любопытно другое: FEMEN апеллируют к традиционным буржуазным гуманистическим ценностям, жалеют психику женщин и детей, хлопочут об имуществе католического храма и даже призывают подать в суд на своих политических оппонентов. То есть, выступают за все хорошее, против всего плохого. Весьма благонамеренно, надо сказать, никакой революции, никакого радикализма.

История скандальных происшествий в Соборе Парижской Богоматери описала полный круг. С конца позапрошлого столетия там резвились революционеры (неважно, политические или эстетические), требуя разрушить до основания то и это. Любопытно, что они предпочитали делать это не поодиночке, а, так сказать, коллективно. С течением времени, возможность побогохульствовать в соборе стала доброй традицией, одним из устоев французской культуры и образа мысли. И вот в начале XXI века сюда – в полном одиночестве – пришел защитник этих устоев от коллективистского либерализма и нелиберального ислама, пришел, чтобы быть услышанным.

Отчаявшийся во власти слов литератор-традиционалист осуществил совершенно богохульный, антихристианский акт – покончил с собой на алтаре, совершив двойной тяжкий грех. Рядом с таким, выходки бланкистов и леттристов выглядят милой детской игрой. Это и впрямь серьезно. Будто испугавшись, что пожилой консерватор украдет лавры истинного радикализма у задорного, но не желающего рисковать жизнью и вечными муками ада революционного молодняка, FEMEN по-быстрому оскорбила самоубийцу, устроив уже собственное – вполне, впрочем, безобидное – представление в несчастном соборе.

Правы классики: все смешалось, время вывихнулось из своих суставов. В нынешнем европейском мире подлинные бунтари – старые одиночки, идущие путем Мисимы, чтобы защитить мир, где возможно/безопасно богохульство в храме. Ведь Мишелю Мурре так ничего и не сделали. Кстати говоря, он, как и Доминик Веннер, стал историком-самоучкой. Только умер относительно молодым, 49 лет отроду.


Кирилл Кобрин,
Совместный проект Полит.ру и Радио Свобода - о том, из чего сделана Европа
XS
SM
MD
LG