Ссылки доступа

Томас де Ваал: На Кавказе налицо явное стремление к переменам


Томас де Ваал
На странице американского издания Foreign Policy опубликована статья Томаса де Ваала – старшего научного сотрудника Фонда Карнеги за международный мир, руководящего программой по России и Евразии, под заголовком «Политический тремор на Кавказе». Автор считает, что на Кавказе налицо явное стремление к переменам. Он также анализирует последние события в политической жизни Армении. Ниже приводим полный текст статьи:

Как можно отремонтировать дом, когда люди сотрясают его фундамент? Этот вопрос встал перед путинской Россией и тремя странами Южного Кавказа, такими, как Армения, Азербайджан и Грузия. В каждой из них правящие режимы, которые, казалось бы, надежно закрепились на своих позициях, сталкивались и продолжают сталкиваться с новыми формами возрождающихся народных протестов.

Каждая из этих стран в 1990-х годах пережила время массовых политических беспорядков и потрясений, но на протяжении нескольких последних лет казалось, что люди утратили веру в коллективные общественные усилия и готовы мириться с любым правителем, который гарантирует им хотя бы какую-то стабильность. Сегодня это уже не так. После периода спячки туда вернулась политика.

В Грузии президент Михаил Саакашвили уступил большую часть своих полномочий, когда выборы в октябре прошлого года неожиданно обернулись против него. Правда, он продолжает политическую борьбу внутри системы. Сейчас в центре внимания оказалась крошечная Армения. 18 февраля там состоялись президентские выборы, на которых на новый пятилетний срок был избран действующий президент Серж Саргсян. Одержанная Саргсяном без особого труда победа показалась предопределенной, ибо два его предполагаемых противника выбыли из гонки. Но в последние две недели кампании вперед неожиданно выдвинулся оппозиционный кандидат, первый министр иностранных дел Армении Раффи Ованнисян.

В день голосования Саргсяна объявили победителем, набравшим 59% голосов. Ованнисян официально получил около 37% голосов и объявил, что одержал победу во втором и третьем городах страны – Гюмри и Ванадзоре.

По сути дела, в стране проснулись многочисленные недовольные – но проснулись слишком поздно, чтобы оказать влияние на исход выборов. Если бы кампания продлилась на две недели дольше, вполне возможно, что момент силы помог бы Ованнисяну выйти во второй тур голосования.

Однако мировые лидеры, включая президента Обаму, уже поздравили Саргсяна с победой. Госдепартамент назвал состоявшиеся выборы «в целом хорошо организованными и характеризующимися соблюдением основных свобод, включая свободу собрания и выражения».

Проблема Армении заключается не столько в дне голосования, сколько в условиях проведения кампании. Там средства массовой информации находятся под жестким влиянием государства, а местные чиновники служат немногочисленной правящей элите, но не государству как таковому. Глава миссии наблюдателей от ОБСЕ Хайди Тальявини (Heidi Tagliavini) подняла эту тему, когда заявила о «стирании различий между государством и правящей партией».

Раффи Ованнисян - порядочный человек, он не испорчен постсоветской практикой коррупционной политики. Но он - чужак, родившийся в Калифорнии, и мало кто может представить его президентом Армении. Очевидно, что он мобилизовал людей на протесты, которые оказались сильнее его самого.

Сам Ованнисян результаты выборов не признал и с неожиданной эффективностью организовал массовые митинги и демонстрации по всей стране. Но очень трудно представить, как он сможет в ближайшее время одержать верх над президентом, которого признало международное сообщество и который обладает всеми рычагами власти в Армении.

Но на более отдаленную перспективу у президента - налицо проблема. Опросы общественного мнения показывают, что в Армении сильно недовольство коррупцией, бедностью и злоупотреблениями властью. Это проявляется в удручающем состоянии экономики и в продолжающейся утечке мозгов в ходе эмиграции. Саргсян - это человек консенсуса, который, по крайней мере, готов слушать своих оппонентов. Если ему не хочется набивать синяки и шишки в длительный второй срок, он должен сейчас подумать о том, какие шаги следует предпринять, чтобы ответить на недовольство народа и успокоить его в ближайшее время. Но он знает, что неумелые действия по перестройке системы могут привести к подрыву его власти.

Будучи президентом страны, граждане которой разбросаны по всему миру, Саргсян также сталкивается с вызовами, которые ему продолжает бросать армянская диаспора. Вебсайты двух основных организаций диаспоры в США, такие, как Armenian Assembly и ANCA, выразительно молчат по поводу проходящих раз в пять лет выборов в Армении. Популярный в США армянский певец Серж Танкян (Serj Tankian) написал Саргсяну открытое письмо, в котором он говорит: «Масса людей, страдающая под вашей властью из-за коррупции и несправедливости, перевешивает чашу весов».

Урок кавказской политики за прошедший год заключается в том, что общественное мнение - это не монолит, а волна. Недовольство может внезапно усилиться, появившись как будто из ниоткуда. Действующий руководитель пользуется авторитетом и лояльностью по умолчанию, но когда его власть начинает дрожать и колебаться, эта волна может смыть его. Именно так произошло прошлой осенью в Грузии, но этого не случилось в России и Армении (где за месяц до выборов Ованнисян набирал по опросам всего 10% голосов).

Азербайджан - это самое богатое из трех государств Южного Кавказа. Он укрепляет свои международные позиции и в настоящее время является непостоянным членом Совета Безопасности ООН. Это также наименее демократическое из трех южнокавказских государств: системная оппозиция при президенте Ильхаме Алиеве за последнее десятилетие практически исчезла.

Азербайджан также незащищен, и ситуация там непрочная. Отчасти это вызвано его незавидным геополитическим положением. С юга находится Иран, и он проявляет все большее недружелюбие. Отношения с Россией после распада Советского Союза переживают свои взлеты и падения, и сейчас они вступили в новую полосу спада из-за спора по поводу радиолокационной станции в Габале, которой пользуются русские. Алиев, по сути дела, прогнал их оттуда после того, как Москва отказалась выполнить его требование о более высокой арендной плате. На западе страны - Армения, с которой у Азербайджана неразрешенный конфликт. Одна седьмая юридически принадлежащей ему территории вот уже почти 20 лет находится под контролем врага - Армении.

Свое новообретенное богатство Азербайджан получает почти исключительно от нефти и газа. Это создает проблему, с которой Путин сталкивается в России, поскольку часть населения уже не хочет соглашаться на сделку по принципу «мы даем вам материальное благополучие, а вы позволяете нам править страной по нашему усмотрению».

В последние месяцы в Азербайджане прошла целая серия протестов, в которых участвовали торговцы, семьи солдат-призывников и жители города Исмаиллы, недовольные своим мэром. Живущий в изгнании ректор университета опубликовал сенсационные записи, свидетельствующие о коррупции и о продаже мест в парламент. В Азербайджане арестовали двух лидеров оппозиции – Тофика Ягублу и Ильгара Мамедова. Почтенного писателя Акрама Айлисли, который осмелился опубликовать в России роман с описанием страданий армян, подвергли публичным оскорблениям, угрозам и лишили государственных наград и привилегий.

На сайтах азербайджанской оппозиции эти события драматизируют и всячески преувеличивают, изображая ситуацию так, будто правящая элита уже находится в состоянии агонии. Но это кажется преждевременным. Протесты носят разрозненный характер, а оппозиционные партии остаются на обочине политической жизни страны. Президент Алиев, попав под огонь критики, уволил некоторых своих чиновников.

Но эти проблемы и беспорядки говорят о том, что Алиеву не следует надеяться на спокойный третий срок после октябрьских президентских выборов. Ему грозят проблемы Саргсяна, но в гораздо более серьезной форме. Сумеет ли он изменить действующую структуру власти и сдержать самые негативные и противозаконные ее элементы, не ослабив при этом саму структуру?

Глядя на Грузию, многие армяне, азербайджанцы и русские видят плохую рекламу демократии. В октябре прошлого года грузины провели исторические выборы, на которых правящая партия впервые проиграла и мирно передала бразды правления оппозиции, представленной коалицией «Грузинская мечта» под руководством миллиардера Бидзины Иванишвили. С тех пор страна живет в болезненном симбиозе власти. С одной стороны правительство Иванишвили, а с другой президент Михаил Саакашвили, который сложит с себя президентские полномочия в октябре. Каждый день приносит с собой ту или иную политическую мелодраму: придирки и пререкания по поводу конституции, демарши к иностранным визитерам, аресты бывших руководителей, и даже драка на улице перед выступлением президента.

Но настроение внутри страны не такое турбулентное, как может показаться на первый взгляд. На нижних уровнях власти многое сохраняется в прежнем виде. Новый министр юстиции Грузии Теа Цулукиани, которая производит серьезное впечатление, рассказала мне, что сохранила после своего предшественника 98% сотрудников. Кроме того, элита из партии Саакашвили Единое национальное движение стала надменной, никому не подотчетной, и все чаще злоупотребляла своими полномочиями. Поэтому грузины были готовы к переменам. Новое правительство пока не разобралось в многочисленных проблемах, а экономика страны работает довольно слабо. Но смена власти позволяет ему урегулировать многие нерешенные проблемы, такие как карательная судебная система, скрытые монополии, а также плачевное состояние сельского хозяйства.

В Грузии налицо те же самые недостатки, что и у ее постсоветских соседей: это хроническое отсутствие системы сдержек и противовесов. Здесь у Иванишвили козырей мало. Но если его правительство не попадется в серьезную западню и сумеет избежать ошибок, Грузия добьется успеха на новом пути.

В некоторых вопросах Иванишвили лучше вообще ничего не делать. Например, будет хорошо, если он не станет вмешиваться в работу грузинских телеканалов, которые после выборов предлагают гораздо более разнообразные материалы. Если Иванишвили реализует свои планы и проведет капитальную перестройку в органах местной власти, создаст 300 муниципалитетов и построит в Грузии истинную демократию на местах, то это станет мощным ударом по центральной власти в Тбилиси, где царят патриархальные устои.

Самое большое испытание для хрупкой грузинской демократии пройдет в октябре, когда состоятся президентские выборы. Новый президент останется главой государства, но полномочия у него будут сильно урезаны. Тем не менее, он (а может, и она, что маловероятно) станет противовесом премьер-министру. То, кого в качестве кандидата выберет Иванишвили – сильного и независимого человека или мало кому известную фигуру – станет очередным показателем состояния здоровья грузинской демократии. Иванишвили уже отверг первого фаворита (пользующегося особым расположением в западных столицах) министра обороны Ираклия Аласанию, отправив его в отставку с другого государственного поста – заместителя премьер-министра, когда тот начал проявлять признаки чрезмерной самостоятельности. Некоторые сторонники Иванишвили уже начали предлагать реакционные меры, скажем, систему избрания президента парламентом, а не всеобщим голосованием.

Грузинская политика определенно хаотична и драматична, но такая альтернатива в любом случае будет хуже. Пусть лучше битвы и споры разгораются в парламенте и на телевидении, чем на улицах городов. Похоже, что страна пытается добиться повышенной приспособляемости к переменам, о которой говорил эссеист и математик Нассим Талеб (Nassim Taleb). А поскольку лидеры соседних стран наверняка ищут более устойчивую почву под ногами, им следует задуматься над тем, что основная часть проблем Грузии еще ждет их в будущем.

Источник – InoСМИ.ru
XS
SM
MD
LG