Ссылки доступа

«Грачья был неразрывно связан с армянским языком и литературой»


Грачья Тамразян

«Почему человек-мгновение, а не человек-вечность? - спрашивает поэт Грачья Тамразян и отвечает: - Потому что биение пульса вечности - это мгновение».

По пути этой вечности и ушел известный ученый, поэт, переводчик, директор Научно-исследовательского института древних рукописей «Матенадаран» имени Месропа Маштоца, член-корреспондент Национальной академии наук Армении Грачья Тамразян. Автор многочисленных поэтических сборников и научных монографий, 63-летний Тамразян скончался после тяжелой болезни.

«Я считаю его одним из тех поэтов, которые являются частью организма армянского языка, скажем, его сердцем... настолько неразрывно он был связан со своим языком. У Грачья Тамразяна было исключительное чувство армянского языка, и одновременно он был мастером армянского языка, его носителем, одним из кующих его, одним из его кузнецов», - говорит товарищ Тамразяна по перу Акоп Мовсес.

Грачья Тамразян сравнивал стихотворение с молитвой, говорил, что у писателя есть духовная миссия и он должен сеять новые семена для будущего. Помимо стихов, Тамразян был также автором многочисленных научных статей и исследований, преимущественно относящихся к медиевистике и произведениям Нарекаци.

«В своих областях, к примеру в исследовании наследия Нарекаци, он создал фундаментальные вещи. Без исследований Грачья Тамразяна занятие этой областью отныне будет неполным», - сказал Акоп Мовсес.

С 1977 года Тамразян работал в Матенадаране им. Месропа Маштоца - сначала старшим лаборантом, затем младшим и старшим научным сотрудником, а в 2007 году он занял должность директора Матенадарана. По словам советника директора этого научного учреждения Ара Хзмаляна, Тамразян мечтал об открытии нового корпуса хранилища древних рукописей, а также об открытии филиала в Арцахе.В сентябре 2011 года состоялось официальное открытие нового корпуса Матенадарана, в котором принял участие также президент Армении. Церемонию освящения здания провели Католикос всех армян Гарегин Второй и Католикос Великого Дома Киликийского Арам Первый.

«Для него не было ничего невозможного, и обе мечты вскоре воплотились в реальность, - рассказывает Хзмалян. – Он полностью контролировал строительство нового здания Матенадарана, приходил туда каждый день. Расширение рамок международного сотрудничества Матенадарана, основание Арцахского филиала – все это он держал под контролем. Мы уставали, мы жаловались, мы уже были не в состоянии работать, но он с утра до вечера был там и подготовил ту выставку – продуманную, насыщенную, и связывал большие планы с Арцахским филиалом. Молодое поколение сотрудников Матенадарана потеряло не директора, а родителя».

Грачья Тамразян был оптимистом, и своим оптимизмом он заражал окружающих, говорит Ара Хзмалян: «Он был человеком, не делавшим различий между своей личной жизнью, своим личным делом и интересами страны, перспективами государства. Он оставался сдержанным, скромным, без лишних слов, без патриотического пафоса, но всем своим обликом, своим делом был истинным патриотом».

«Те, кто общался с Грачья даже 10 минут или даже 10 секунд, непременно были впечатлены им, потому что в этом человеке был несравненный покой, который был способен сразу же охватить и тебя. И этот покой присутствовал в его стиле, облике, поведении… и невольно в тебе рождалась ностальгия по тому, какими были наши аристократы, наши князья в древние времена», - вспоминает литературовед Аркменик Никогосян.

«Мы пока не раскрыли загадку жизни, но мне кажется, что все внутри человека – и загадка жизни, и ее смысл», - говорил Грачья Тамразян.

XS
SM
MD
LG