Ссылки доступа

Образовавшееся в 1932 году Королевство Саудовская Аравия изначально не представляло собой особо влиятельной политической силы, ибо наличие только лишь святых для мусульман городов не давало привилегий, за исключением большого морального авторитета среди исповедующих ислам. Всё изменилось с обнаружением в стране огромных запасов нефти. Саудовская Аравия стала быстро наращивать экономический и политический вес и к 70м годам прошлого века вошла в число ближайших союзников США.

Именно Эр-Рияд стал соавтором большой сделки с Вашингтоном в 1974 году. Речь идет о том, что американцы убедили крупнейшего поставщика нефти на мировой рынок продавать «черное золото» исключительно за доллары, тем самым создав искусственный спрос на американскую валюту. Напомню, что за несколько лет до этого США отказались от золотого стандарта доллара и рисковали утратить финансовые рычаги на международном рынке. Саудиты согласились на эту, как им казалось, «удивительно незначительную» просьбу американцев, взамен получив от Вашингтона гарантии безопасности на случай атаки со стороны Израиля (война Судного дня 1973 года еще была жива в памяти), а также вооружения и новые технологии.

Именно Эр-Рияд стал соавтором еще одной большой сделки с Вашингтоном в первой половине 1980х годов, когда директор ЦРУ Уильям Кейси убедил короля увеличить добычу нефти и сбросить тем самым ее стоимость на мировом рынке. В результате советская экономика, уже тогда получавшая внушительные доходы от месторождений в Западной Сибири, стала получать меньше валюты. В сочетании с навязанной Рейганом программой «Стратегическая оборонная инициатива» и войной в Афганистане это нанесло сильный удар по Советскому Союзу, став одним из множества причин его распада. В качестве компенсации саудиты тогда получили от США еще один транш военной, финансовой и технологической помощи.

Стратегическое партнерство США и Саудовской Аравии не было поколеблено даже после терактов 11 сентября 2001 года, когда, как известно, 15 из 19 официально заявленных террористов были подданными саудовской монархии. Это, между прочим, добавляло аргументов тем силам в Вашингтоне, которые обвиняли клан Бушей в наличии финансово-корпоративных интересов, завязанных на Аравийском полуострове.

Однако ничто не вечно под Луной. В первом десятилетии 21-го века цены на нефть били рекорд за рекордом, кубышка саудовских ваххабитов росла, как на дрожжах; их собратья в Эмиратах и Катаре скупали банковские активы, отели и яхты в странах Запада, не забывая «позолотить ручку» элитам, особенно во Франции и Великобритании. Казалось, что скоро шейхи выкупят на корню весь западный мир. Но не тут-то было. Головокружение от успехов сыграло с суннитскими монархиями Залива злую шутку – они уверовали в свою неуязвимость и безупречность.

«Арабская весна» ознаменовала начало активной экспансионистской политики Катара и Саудовской Аравии, которые поставили цель устранить все светские и несуннитские режимы арабского мира. Бен Али в Тунисе, Мубарак в Египте, Салех в Йемене, Каддафи в Ливии – все они в той или иной степени не отвечали интересам абсолютных теократических монархий Аравии, как сегодня этим интересам не соответствует Башар Асад. Катар в этой игре сыграл более значительную роль, чем саудиты, но лишь по той причине, что ныне отставной эмир был более революционно настроен, чем король Абдалла.

Для ультраконсервативной даже по мусульманским меркам Саудовской Аравии понятие «революция» неприемлемо в корне, поэтому расхождение между ней и Катаром ограничивалось вопросами методологии, но не цели. Не выглядит странным, что саудиты поддержали военных в Египте, которые отстранили от власти «Братьев-мусульман», чьим лоббистом и финансистом был и остается Катар. После отставки своего эмира и передачи власти его сыну эта маленькая, но очень гордая монархия резко отошла в тень, и на авансцене джихадистского движения окончательно утвердилась Саудовская Аравия.

Король Абдалла не скрывает, что сегодня целью номер один остается смещение Башара Асада. Провокация с химическим оружием в пригороде Дамаска 21 августа была осуществлена верными саудитам боевиками, их отряды вошли в Сирию именно из Саудовской Аравии, пройдя через лояльную Иорданию. Не будем забывать и о том, что первым информацию об атаке распространил саудовский телеканал «Аль-Арабия».

Но основной головной болью королевской династии был и будет Иран. Мощная шиитская держава обречена на вечное противостояние с лидером суннитского мира, а весь региональный расклад на пространстве от Ливии до Пакистана в той или иной степени будет определяться соперничеством Тегерана и Эр-Рияда.

Но что же произошло в американской политике, вызвав столь неординарные изменения в подходах? Когда в конце августа – начале сентября регион стоял на грани большой войны, а Обама пытался опереться на европейских союзников и свой Конгресс, желая снять с себя хотя бы часть ответственности за заведомо непопулярную авантюру, в Вашингтоне пришло понимание того, что против Башара Асада воюют отнюдь не проводники либеральных западных ценностей.

Первый «звонок» прозвенел от патриарха американской дипломатии, негласного наставника Обамы по внешней политике – Збигнева Бжезинского. В интервью, которое он дал в июне, дипломат искренне (а может, искусственно, но очень правдоподобно) изумлялся, «зачем нам надо отстранять от власти Асада». В этой и других экспертных оценках красной нитью проходили две ключевые мысли: падение Асада спровоцирует войну с вовлечением Ирана; Америка вовсе не должна плясать под саудовскую дудку.

Апофеозом этого абсурда стало заявление Джона Керри о том, что США готовы вести войну в Сирии на… деньги Саудовской Аравии. Мало того что это означало признание финансовых проблем в вечно воюющей Америке, так оно еще и низводило супердержаву до уровня мелкого наемника на услужении у обезумевших шейхов. К счастью, войны удалось избежать, но саудиты дали понять, что не намерены сдаваться.

Сенсационное сближение США с Ираном объясняется не только тем, что новый иранский лидер осознает сложное положение своей страны и ищет компромисса ради выведения исламской республики из режима санкций. Сама американская администрация понимает, что деструктивная политика аравийских монархий, не гнушающихся открытой поддержкой «Аль-Каиды» и прочего террористического отребья, не отвечает интересам США. Шейхи фанатичны и самоуверенны; более того, у них попросту нет опыта государственного управления и должного уровня ответственности за региональные дела. Да и откуда этому взяться у вчерашних пустынных странников, чьих государств еще 100 лет назад даже не было на карте?

Другое дело – Иран. Тысячелетиями существовавшее государство знает цену и войнам, и крови, и борьбе с захватчиками. Исламская революция 1979 года лишь на время отключила шиитское государство от широкого регионального контекста. А продолжение авантюры салафитов и ваххабитов в Сирии, Ираке и Ливии еще раз убеждает США в необходимости поиска других центров региональной политики.

Саудовский король Абдалла доживает последние годы, а может, и месяцы, в королевском доме серьезные противоречия по вопросу престолонаследия, и это может послужить толчком к большим потрясениям уже на самом Аравийском полуострове. Йеменские племена юга, шииты Восточной провинции и Бахрейна, шииты соседнего Ирака и «благодарная» Сирия – эти силы не упустят возможности помочь Ирану (читай – США) положить конец не в меру зарвавшейся династии ас-Саудов.

Отказавшись бомбить Сирию, Вашингтон решил дать шанс «шиитской дуге»: Ливану, Сирии, Ираку, Ирану, Бахрейну, востоку Аравии и Йемену.
Фрагментация арабских суннитских государств в противовес усилению шиитского единоначалия Ирана – именно этот сценарий становится всё более реальным.

Конечно, саудиты тоже не сидят сложа руки, и их дерзость в Сирии – лишь один эпизод в большой региональной постановке. Тот факт, что министр иностранных дел королевства отказался выступать на Генеральной ассамблее ООН, говорит о четком понимании этой страной тенденций как минимум в краткосрочной перспективе. Сейчас саудиты и Израиль, каждый со своей стороны и в своем темпе, спешно сколачивают антииранский альянс.

Однако ситуация гораздо серьезнее, чем может показаться. В конце сентября газета «Нью Йорк Таймс» опубликовала карту нового устройства Ближнего Востока, где к вящему ужасу саудовской династии их государство изображено раздробленным на 5 частей. Американский востоковед Робин Райт считает, что королевство распадется на нефтеносный шиитский восток, историческую область Хиджаз с Меккой и Мединой, центральный регион Неджд – колыбель ас-Саудов – им же и останется, юго-западная часть (Асир) воссоединится с племенами Йемена, а северо-запад уйдет к Иордании. Такие карты появляются регулярно, наиболее нашумевшая под авторством Ральфа Петерса была опубликована летом 2006 года, и уже там, между прочим, Саудовская Аравия была расчлененной примерно на те же куски.

И как бы ни пытались саудиты сопротивляться и даже шантажировать США выводом своих огромных активов из американских банков, региональная повестка дня радикально меняется. Ведь известная английская формула «Нет постоянных друзей и врагов, постоянны только интересы» может быть применима и к внешней политике США. В этом же контексте будет интересно рассмотреть тенденции вокруг еще одного крупного регионального игрока – Турции. Но об этом в завершающей части.

Radio Europa Liberă
XS
SM
MD
LG