Ссылки доступа

«По Хиларию из Пуатье, праведники в ожидании последнего судилища отдыхают в лоне Авраамовом, тогда как грешники подвергаются огненным пыткам. В момент конечного суда праведники пойдут прямо в рай, неверующие и нечестивые – в ад, все прочие грешники будут судимы, а грешники нераскаявшиеся претерпят тяжкие кары в аду. Хиларий в своем комментарии к 54-му псалму говорит об “очищении, которое жжет нас огнем судилища”, но очищает ли этот огонь всех грешников, или только некоторых из них, -- Хиларий не уточняет.

Святой Амброзий, весьма определенно трактующий некоторые вопросы, здесь высказывается еще более двусмысленно. Прежде всего, он, как уже было отмечено, считал, что души ожидают судилища в различных обителях, согласно концепции IV Книги Ездры. Далее, полагал он, праведники по воскресении пойдут прямо в рай, а нечестивые прямо в ад. Только грешники будут испытуемы, судимы. Осуществится это проходом через огонь, понимаемый как провозглашенный Иоанном Крестителем, согласно Евангелию от Матфея (2:11), крещение огнем: “Огонь предстоит перед воскресшими, который абсолютно все должны пройти: все будут испытаны огнем; ибо всякий, кто желает вновь обрести рай, должен быть испытан огнем”. Амброзий уточнял, что даже Иисус, апостолы и святые вошли в рай, только пройдя через огонь».

Если верить выдающемуся французскому медиевисту Жаку Ле Гоффу, и Хиларий из Пуатье (ум. 367), и Святой Амброзий (ум. 397) говорили все это примерно за восемьсот лет, до того, как Чистилище -- четко обозначенное место, где души крещеных людей, совершивших грех и получивших прощение (или совершивших «простительный грех», который остался неотпущенным), томятся здесь перед тем, как, очистившись (отсюда и название, purgatorium), попасть в Царство Божье – вошло в состав католического вероучения. Ле Гофф видел в этом теологическом перевороте следствие революционных изменений в сознании западноевропейского общества XII века, этого акмэ средневековья. Согласно его книге «Рождение чистилища», появление места ожидания и очищения перед вечным блаженством говорит о том, что бинарная картина мира (Рай vs. Ад) сменилась троичной (Рай vs. Чистилище vs. Ад).

Ле Гофф, один из последний классических представителей французской исторической Школы Анналов, автор обстоятельного тома под названием «Рождение чистилища» (я привел два абзаца именно оттуда, в переводе В.Бабинцева и Т.Краевой), вполне в марксистском духе видит в новой троичной схеме результат роста так называемого «третьего сословия» -- горожан, бюргеров, купцов, ремесленников и проч. Мол, перед нами идеологическая (теологическая) надстройка, конгруэнтная тогдашней социальной системе западноевропейского общества. С Ле Гоффом спорил патриарх советской медиевистики А.Я.Гуревич, отмечая, что хотя концепция Чистилища (точнее, сам термин) действительно впервые упоминается в XII веке, на самом деле, она сложилась гораздо старше (см. Хилария, Амброзия и так далее). Так или иначе, перед нами важнейшая часть католического вероучения: догмат о Чистилище был принят Римом в 1439 году, подтвержден – в 1562-м.

«Индульгенция» определяется Катехизисом Католической церкви так: «отпущение перед Богом временной кары за грехи, вина за которые уже изглажена; отпущение получает христианин, имеющий надлежащее расположение, при определенных обстоятельствах через действие Церкви, которая как распределительница плодов искупления раздает удовлетворения из сокровищницы заслуг Христа и святых и правомочно наделяет ими».

Индульгенция – вопреки распространенному заблуждению – не отпускает грехи (это прерогатива таинства исповеди), а отпускает именно «временную кару за грехи, вина за которые уже изглажена»; ее можно получать как за себя, так и за умерших; последнее обстоятельство, как известно, способствовало многочисленным злоупотреблениям (напр. торговле индульгенциями), которые, в свою очередь, стали важной причиной начала Реформации.

Но нас сейчас интересует другое. Индульгенции прямым образом связаны с Чистилищем, так как отпущение временной кары за грехи, в которых человек уже покаялся, сокращает время пребывания в Чистилище. Торговля индульгенциями была запрещена Пием V в 1567 году; с тех пор взаиморасчеты добрых католиков и их церкви должны носить исключительно бартерный характер. На днях история подобного рода обменов пополнилась любопытным случаем.

Верховный Трибунал Апостольской Пенитенциарии пообещал индульгенции тем, кто зафолловит официальный Твиттер-аккаунт папы Франциска. Решение одного из трех трибуналов Римской курии (отвечающего, в частности, за «издание и управление индульгенциями») связано с грядущими празднованиями Всемирного Дня католической молодежи, который будет пышно, с участием понтифика, отмечаться в Рио де Жанейро. Тем, у кого нет возможности полететь в Бразилию, предлагается читать папские твиты из Рио. У папского твиттера семь миллионов последователей, плюс к этому Ватикан запустил информационный онлайн-портал, к нему разработано и специальное приложение для мобильных устройств. В общем, было бы желание.

Конечно, не все так просто. Индульгенции не раздаются нынче направо и налево. Во-первых, как и положено, индульгируемый должен исповедаться, причаститься и выказывать свидетельства веры, милосердия и проч. Как кратко, но убедительно, выразился в интервью итальянской газете «Коррьере делла сера» архиепископ Клаудио Мария Челли, «индульгенцию от церкви не получишь запросто, как кофе из кофейной машины». Во-вторых, следует следить live за происходящим на празднике в Рио, а не просто лениво почитывая твиты. В-третьих, глядя в папский твиттер времен Дня католической молодежи, следует благочестиво молиться.

В сущности, не так уж сложно. Однако возникает несколько вопросов. Кто и как будет определять, следил ли этот конкретный человек за папскими твитами? Как найти доказательства тому, что он в тот самый момент молился, а не занимался посторонними делами? Еще одна загвоздка. Не являются ли деньги, заплаченные благочестивыми католиками за пользование интернетом во время этого праздника, теми презренными средствами, которые раньше прямо предлагали за индульгенцию? Как отличить денежные отношения от бартера?

И, наконец: что делать тем, у кого нет Твиттер-аккаунта? Нет ли тут какой скрытой рекламы и тайной договоренности между Ватиканом и руководством этого сервиса? Ведь получается так: хочешь индульгенцию – заведи Твиттер. Помниться, на заре этой сети очень многое для нее сделал Стивен Фрай; не пришло ли время сменить пламенного атеиста на любителей cor ardens?

Ну и, конечно, неизбежный вопрос. Что такое католическая церковь сегодня – исторический институт, предающийся отчаянной (и порой нелепой) модернизации, либо вечное наместничество Господа на грешной земле, которое равнодушно взирает на все преходящее, от сирийской резни до Твиттера? Если первое, то кардиналам следует подтянуть матчасть. Если второе, то какая разница, сколько проведет условный ирландский подросток в Чистилище? Пару эонов больше, пару эонов меньше – неважно. Главное – что, в конце концов, он попадет куда надо.

Смысл Чистилища в грядущем Спасении, Чистилище -- состояние чисто внешнее, локус, в отличие от Ада, который, (прости Данте!) не Луна-парк телесных страданий, а кошмар на улице вязов внутри нас. Гуго Рипелин в «Компендиуме» (1268) пишет: «Выше сего (Ада – К.К.) места – чистилище, где присутствует кара телесная и кара проклятия, есть там и внешний мрак, но нет внутреннего, ибо по благодати там обретают внутренний свет, ибо грядущее спасение уже зримо».

Кирил Кобрин,
Совместный проект Полит.ру и Радио Свобода - о том, из чего сделана Европа
XS
SM
MD
LG