Ссылки доступа

Осканян: «Перед поездкой в Казань президент должен что-то сказать народу»


Бывший министр иностранных Армении, ныне председатель совета фонда «Сивилитас» Вардан Осканян 18 июня стал гостем субботнего «круглого стола» Радио Азатутюн и ответил на вопросы, касающиеся карабахского процесса и внутриполитической ситуации в Армении.

О карабахском процессе и встрече в Казани

«Я могу сказать, что никогда за всю историю этого [карабахского] процесса не создавалось такой ситуации, когда бы все заявляли, что все готово – могут подписать», - заявил бывший глава МИД Армении, отвечая на вопрос о возможности принятия проекта основных принципов урегулирования карабахского конфликта в ходе встречи президентов России, Армении и Азербайджана, намеченной на 25 июня в Казани.

«Я считаю, что президент республики перед поездкой в Казань должен что-то сказать нашему народу по этому поводу», - подчеркнул Осканян.

Обращаясь к заявлению Ильхама Алиева о том, что два принципа - территориальная целостность и самоопределение народов - должны быть отражены в соглашении, на что президент Азербайджана указал как на положительное явление, Осканян сказал: «Однозначно, что если это говорит президент Азербайджана, то, фактически, под этим следует понимать, что он отдает преимущество территориальной целостности, то есть, он имеет в виду, что самоопределение будет в рамках территориальной целостности. Ожидать от Алиева чего-то иного, я думаю, было бы наивно».

«Тем более, раз Алиев говорит такое, значит президент Армении, на мой взгляд, просто обязан до поездки в Казань дать нашему народу какое-то объяснение - будет подписан документ или не будет, - подчеркнул экс-глава МИД Армении и добавил: - А больше всего вызывает озабоченность то, что президент может и сам пока не знать, будет подписан [документ] или нет, потому что есть и такая возможность».

«Поэтому я считаю, что существует вопрос подготовки народа, и это каменное молчание в этой связи меня просто удивляет», - сказал Вардан Осканян.

В связи с заявлением министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова о достигнутой договоренности в вопросе размещения миротворческих сил в зоне карабахского конфликта и реакцией на это заявление главы внешнеполитического ведомства Армении Эдварда Налбандяна, по словам которого, за последние три года вопрос о миротворческой операции вокруг Карабаха не обсуждался, Вардан Осканян сказал: «Вопрос о миротворческих силах является десятистепенным вопросом: если будут миротворческие силы, то они будут лишь тогда, когда уже будет достигнуто соглашение. Так что, сегодня мы должны говорить о том, есть ли возможность достичь соглашения, и если да, то на каких условиях, на какие уступки пошли мы или Азербайджан, что изменилось, по сравнению с тем, что было раньше. Потому что на протяжении многих лет мы вели переговоры и не находили с Азербайджаном общих точек соприкосновения».

«Уж я то хорошо знаю, каковы разногласия, какова наша планка и какова планка Азербайджана. Когда сегодня говорят, что возможно что-то подписать, это означает, что одна из сторон снизила планку. Если мы ее снизили, то как мы ее снизили? Потому что известная мне планка уже в те дни была пограничной, если она снизилась, то я просто не знаю, как может принять это, в первую очередь, народ Карабаха, руководство Карабаха, в конце концов, армянский народ? - подчеркнул Осканян и добавил: - Здесь есть множество вопросов еще до того, как дело дойдет до миротворческих сил, но поскольку вы задали вопрос, то я скажу: да, вопрос миротворческих сил всегда был в повестке переговоров, но не всегда мы о нем говорили, потому что он вторичен, есть более важные, принципиальные вопросы. Но то, что в Мадридском документе был параграф об этом, я могу подтвердить, и я уверен, что и сегодня он есть в документе».

«Нашим ориентиром должны быть наши национальные интересы: что мы можем и что не можем уступить», - заявил Осканян.

«У меня здесь есть некоторое предубеждение в том смысле, что после армяно-турецкого процесса мое доверие к образу действий властей утрачено, и меня уже ничто не удивляет: во-первых, я не удивлюсь, если будет что-то подписано; во-вторых, я не удивлюсь, если выяснится, что там мы очень многое уступили; в-третьих, я опять-таки не удивлюсь, даже если мы что-то уступим в связи с чем-то, что имеет для нас наиважнейшее стратегическое значение, потому что уже есть армяно-турецкий опыт. Так что, у меня здесь действительно есть очень серьезная озабоченность, - отметил бывший глава внешнеполитического ведомства Армении. - Неожиданности не исключены, мы видели их в армяно-турецком процессе, и если вдруг наш народ вновь окажется перед неожиданностью и выяснится, что там мы действительно очень многое уступили, то потом вернуть все это, я думаю, будет очень трудно».

«Наши проблемы находятся внутри страны»

«Ситуация в Армении сегодня достаточно тяжелая. Мы все это отмечаем, власти хорошо это знают, и здесь возникает следующий вопрос: мы делаем все это, находясь в таком трудном положении, чтобы вывести страну из этой тяжелой ситуации? В Армении, похоже, преобладает то умонастроение, что страна может выйти из этой ситуации лишь после решения карабахского вопроса, благодаря нормализации армяно-турецких отношений, - сказал Осканян и добавил: - Я, будучи отчасти согласен с этой точкой зрения, в основном ей оппонирую, потому что наши проблемы находятся внутри страны».

«Сегодня мы находимся в тяжелой ситуации, потому что страна плохо управляется, мы в тяжелой ситуации, потому что ведется неверная политика, потому что мы все еще не можем осуществить в нашей стране основополагающие, коренные изменения, потому что мы не являемся демократическим государством, потому что существует политическая монополия. Вот в чем наши проблемы, решать надо их. Сейчас вопрос заключается в следующем: когда ты ведешь переговоры с сильных позиций, когда изнутри ты силен и хочешь решить карабахский вопрос, то это очень хорошо, и ты будешь в состоянии это сделать, потому что ты силен и смотришь на проблему по-иному. Но когда ты в этой тяжелой ситуации, будучи слабым, хочешь решить вопрос Карабаха, чтобы вывести страну из этой ситуации, это означает, что ты находишься на совершенно ином качественном уровне, ты ведешь переговоры со слабых позиций, - заявил бывший глава МИД Армении и продолжил: - Так что, для меня пока остается неопределенным, хотим ли мы так поспешно решить этот вопрос для того, чтобы вывести страну из тяжелой ситуации, или действительно хотим достичь долгосрочного мира? Ответа на этот вопрос у нас пока нет».

О диалоге между властью и оппозицией

Оценивая внутриполитическую ситуацию в Армении и, в частности, отвечая на вопрос о необходимости и возможности досрочных выборов, экс-глава МИД Армении сказал: «Я даю свою оценку всем процессам или явлениям, судя по их результатам. Сегодня положение в Армении тяжелое, и это не субъективная, а объективная оценка в том смысле, что я сужу по результатам. Наше экономическое положение является тяжелым, во внешнеполитической сфере я также не вижу результатов. Оценку внутриполитическим процессам я дам, лишь исходя из их результатов».

«По поводу того, к какому результату мы стремимся, я могу сказать, каким, по крайней мере, для меня должен быть результат: результат будет, если у нас будет ликвидирована политическая монополия. Сегодня самой большой проблемой Армении является не экономическая монополия, не коррупция, не злоупотребления, а политическая монополия. Все остальное, что я перечислил, служит сохранению политической монополии, если исчезнет политическая монополия, то все это также неизбежно исчезнет», - подчеркнул Вардан Осканян.

«Сегодня для этого [исчезновения политической монополии] есть все объективные предпосылки, потому что ситуация в стране тяжелая, сегодня наш народ не отдаст свой голос за правящую партию, сегодня политические силы являются более зрелыми, более разноплановыми. Если сегодня в Армении пройдут хотя бы наполовину свободные и справедливые парламентские выборы, то все политическое поле преобразуется, станет более нормальным, будут сформированыы настоящие коалиции, - выразил убежденность глава совета фонда «Сивититас» и добавил: - Если все это делается для достижения, в конечном итоге, этого результата, особенно со стороны АНК [оппозиционного Армянского национального конгресса], то я это приветствую. Но если все это сегодня делается с обеих сторон с тем расчетом, чтобы решить какие-то другие проблемы, чтобы в итоге сохранилась эта политическая монополия и АНК просто получил какое-то количество мест, то я это осуждаю».

«Я буду судить только по результатам, и результаты будут видны только и только после парламентских выборов, будут ли это очередные или уже досрочные выборы», - подчеркнул Осканян.

О Роберте Кочаряне и о его возможном возвращении в политику

«В прессе, а также в экспертых и политических кругах зачастую Вас и сегодня все еще считают членом команды Кочаряна. Разделяете ли Вы эти оценки и допускаете ли, что господин Кочарян вернется в большую политику?» - на этот вопрос Вардан Осканян ответил: «Я проработал с Кочаряном 10 лет, работал и до этого, когда был основным посланником по вопросу Карабаха, с Кочаряном я общался и в Карабахе, и в Армении. Я был также и в команде Левона Тер-Петросяна - 6 лет очень тесно работал с ним и в качестве посланника, и как первый заместитель министра. Так что, конкретным людям я не служил, я делал свою работу. Да, я был в команде Кочаряна, мы хорошо поработали вместе и дали результат».

«Ведь это факт, что страна, в конце концов, развивалась, процветала, был определенный прогресс, - отметил Осканян. – Когда сегодня сравниваешь в экономическом плане тот период с нынешним… Судя по результатам, сегодняшний период не выдерживает никакого сравнения».

«Вернется Кочарян или нет, этот вопрос вы должны задать ему. Но, народ сравнивает сегодняшний день с тем периодом… Знаете, даже определенный период правления Тер-Петросяна, когда оцениваешь его объективно, то видишь, в каких условиях протекало президентство Тер-Петросяна, а сегодня, когда совершенно другие условия и были гораздо лучшие основания, все эти 4 года при любом сравнении мы двигались лишь назад, и сейчас, на мой взгляд, и Кочарян, и Тер- Петросян, оказываются на более благоприятных позициях», - заявил Вардан Осканян.

«Я не знаю, Кочарян сам должен решить - хочет вернуться или нет, и если хочет, то каким путем - это уже другой вопрос», - сказал он.

О событиях 1 марта

«На Ваш взгляд, если оглянуться назад, соразмерно ли в то время была применена сила, адекватные ли средства были использованы против акций оппозиции?» - на этот вопрос Вардан Осканян ответил: «Оценку этому должен давать не я. Сейчас вы можете мне напомнить, что оценку этим событиям 1 марта давал я. Да, я помню, что в первой части моей пресс-конференции я сказал, что полиция, фактически, применила там соразмерную силу для разгона…».

«Я говорил все это на основании предоставленной мне информации, понимаете, я не был ни министром внутренних дел, ни премьер-министром, я не обладал информацией, мне была дана информация и на основе этой информации я провел пресс-конференцию, - сказал бывший министр иностранных дел и продолжил: - «Теперь, если эта информация неверна, это должна уточнить комиссия, если комиссия действительно хорошо выполнит свою работу, даст оценку всем этим явлениям: и утренним событиям, и ночным событиям, и этим смертям, то все встанет уже на свои места. Тогда я смогу посмотреть, что я сказал неверно, что меня ввело в заблуждение, и через меня - народ, и вообще было ли заблуждение или нет».

«Оценку этому я сегодня дать не могу. В тот день передо мной стояла одна задача –стабильность в стране, я действительно ощущал в воздухе, что напряженность возросла настолько, что может произойти кровопролитие, и в 6 часов, когда я согласился на предложение президента провести пресс-конференцию, я сделал это с одним условием, что обязательно призову к диалогу, и получил согласие президента. Остальное вы уже знаете, это описание той общей ситуации, информацию о которой мне предоставили из Министерства внутренних дел, и я ее просто передал. Но моей основной миссией в тот день был призыв к диалогу, на что у меня было согласие президента и я стремился, чтобы кровопролитие было предотвращено, потому что я чувствовал его в воздухе», - сказал Осканян, заверив, что после 1 марта эта его миссия продолжилась, хотя в прессе он никогда об этом не говорил.

«Так что, и в тот день, и после него я, действительно, считал своей миссией, в первую очередь, предотвращение [этих событий], что не получилось, а после этих событий – как можно скорее устранить их последствия. Поэтому с первого же дня после избрания Сержа Саргсяна я выступал за то, чтобы находящиеся в тюрьмах были освобождены. Конечно, я очень рад, что они вышли на свободу, но, к сожалению, с опозданием на три года», - заявил бывший министр иностранных дел Армении.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG