Ссылки доступа

Чтобы хотя бы немного понять, что хочет российская власть (назову ее просто Кремль), достаточно прочесть несколько исследований замечательного этнографа и фольклориста профессора Владимира Проппа. Еще в юном для ученого возрасте он издал свой главный труд «Морфология сказки». Книга была опубликована в 1928 году, еще в ту пору, когда Герман Вольдемар Пропп, сын раскулаченного поволжского немца и не предполагал, насколько важно было его исследование русских сказок для понимания современной российской политики. По каким-то соображениям, профессор Пропп всякий раз в предисловиях своих трудов подчеркивал, что сравнивать героев и их поступки он не намерен. Прочитав «Морфологию сказок» еще лет 30 назад, я понял, что сказочность и мифология – основа российской политики с первых лет советской власти. А сейчас – особенно.

Почему сказка? А как еще объяснить поведение, обращения, призывы и обещания персонажа, который идеально соответствует образу Бояна, или Баяна, чья ворожба и рассказы о сказочных событиях так неплохо вписываются в происходящее? Чем фантастичнее события и герои, тем справедливее себя ощущает россиянин.

Так вот, в поисках объяснений слов, действий и поведения Кремля надо читать русские народные сказки. Там есть все отгадки и разъяснения, на первый взгляд, совершенно абсурдным и нелогичным действиям жителей этого шедевра итальянского зодчества в центре города с названием неизвестного происхождения, столицы страны с греческим названием Россия. К примеру, царь повелевает своему министру обороны – «пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». И тот идет. Принесет – не принесет, не важно, главное – царь послал.

Говорят, по сказкам можно определить характер народа. В русских сказках много персонажей, которые ничего не производят, но со сказочным удовольствием пользуются всеми благами жизни. Есть существа и предметы, которые активно им помогают. Например, скатерть-самобранка или сапоги-скороходы, печь с вечным двигателем, щука – сотрудник казино, выполняющая все прихоти клиента. Еще есть «трое из ларца, одинаковы с лица» – это Совет безопасности России. Змей-Горыныч – китаец, это и так угадывается, прямо с дракона списанный. Баба-Яга хотя и монгольского происхождения, но злости и подлости персонажа достаточно, чтобы сравнивать с предводителем страны за морем-океяном.

Хотя, вслед за последними событиями, это может быть вполне себе европейская женщина. А за океаном живет Кощей Бессмертный. И, судя по многолетним разсказкам, несколько поколений советско-российских коммунистов все время ищут ларец с яйцом, который находится в «тридевятом царстве, тридевятом королевстве». Сложная математическая формула приводит как минимум в Шенгенскую зону, как максимум – на берега Потомака. Там же недалеко живет чудище, у которого хранится «аленький цветочек», кодовое название красной ядерной кнопки.

С отрицательными героями русских сказок все ясно – их в сотни раз больше, чем положительных. Прекрасную страну со всех сторон окружают: Соловей-разбойник (скорее всего живущий на Кавказе), Змей-Горыныч (само собой китаец), Баба-Яга из Улан-Батора, Кащей Бессмертный из Вашингтона, Чудо-юдо – трудно не догадаться по окончанию, из Израиля, а также вся другая «нечисть» – водяные, домовые, лешие с чертями. Все они «совсем не любят русский народ».

Однако с положительными героями большая проблема, их очень мало, что еще раз свидетельствует о тяжелой и трагической судьбе сказочных россиян. Герой практически один – Иван и тот дурак. Есть еще несколько коллег второго плана, например, Илья Муромец с собутыльниками, откуда берет начало традиция соображать на троих.

Илья Муромец – четко идентифицируемый по характеру и телосложению герой – большой, бородатый, лохматый, но ленивый. Он отлеживался на печи 33 года, пока не проголодался. Потом взял дубину и начал все крушить, дойдя до Приднестровья. Его приятели – сын священника Алексей, в просторечии – Алеша, и биндюжник, сын Никиты. Они любили втроем конкур, выездку на монгольских лошадях по весям и просторам. Иногда участвовали в сказочных событиях пропагандистского содержания, наблюдая за превращением юного ишака в Дэвида Копперфильда.

Есть в русских сказках герои эпизодического плана, со странными именами. Например, царь Додон, чье имя в толковых словарях означает «горбунчик или карлик, малорослый и неказистый человек, как говор. волдырь, пузырь, прыщ». Царь Салтан – странный герой, с подчеркнуто ксенофобским для русского царя именем восточного происхождения – султан. Сочинители русских сказок уже тогда знали о большом росте миграции в Подмосковье и засилье «понаехавших». Отвратительная пожилого возраста женщина по имени Бабариха, чуть не сгнобила маленького русского ребенка, отправив его в бочке в путешествие. Младенца спасли чужеземцы, накормили его шаурмой и дали грузинское имя Гиви, в русском произношении – Гвидон.

Так и жил веками русский народ без телевизора и газеты «Правда», пока не пришли новые сказочники, придумавшие песню со словами – «чтобы сказку сделать былью». Первым сказочником был Ленин, потом Сталин, затем Хрущев, Брежнев, Горбачев. Наконец, окошко в избушке открылось и все увидели нового сказочника с 14-летним стажем трудовой деятельности, Путина.

Ох, что тут началось. Половина сказочной России захотела быть Ильями Муромцами, другая половина – Василисами Прекрасными. Только почетное главное имя Путин не захотел отдавать никому, он назвал себя Иван-дурак. Теперь осталось дело за малым – нужны чудеса. Для этого есть телевизор. И вот Иван-дурак летает на ковре-самолете, посещает с официальным визитом Бабу-Ягу, «тыкает» Кощею Бессмертному, чешет Змею-Горынычу все три подбородка, угрожает водяным и лесным чудищам сортирами, ныряет в пучину морскую, находит ВасАлину Прекрасную. Все подвиги совершает, желает добраться до «аленького цветочка».

Теперь о серьезном. В юности, как и всех студентов советских вузов, меня заставляли читать произведения Ленина. Я тогда понял, что немецкий сказочник Маркс оказал огромное влияние на эмигранта Ленина, вернув его на родину, чтобы «сказку сделать былью». Поскольку Ленин любил немецкое пиво, но не любил работать, то придумал антологию сказочных сказаний, назвав ее социализмом. Из заграничных странствий Ленин привез главную сказку, начинающуюся словами «от каждого — по его способностям, каждому — по его труду». Поскольку у народа, окружающего Ленина, способностей было мало, наступила нищета.

Последователи Ленина попытались репрессировать фразу, укоротив ее до «кто не работает, тот не ест». Народ перестал работать, поскольку есть все равно уже ничего не было. Но Ленин и его последователи оказались настойчивыми сказочниками. В 1935 году новый сказочник Сталин, обращаясь к репрессированным ГУЛАГа, предложил новый вариант – «Жить стало лучше, жить стало веселее!» Народ, еще не попавший в ГУЛАГ, радостно согласился. Следующий сказочник, Хрущев, любил размахивать волшебной кукурузиной, обещая накормить весь народ. Очередной – Брежнев, сказал самую сказочную фразу – «экономика должна быть экономной». Последний советский сказочник Горбачев рассказал сказку, которую должен был воплощать нынешний сказочник Путин. Думаю, что Горбачев ему специально нагадил, пообещав, что «в 2000 году каждый человек будет жить в отдельной квартире».

Ну и наконец, наш главный сказочник – Путин. Который уже все обскакал, обнырнул и облетел. При нем сказания превратились в публичные действа. Как сказочный Боян, он усаживает весь народ у телевизора и, перебирая струнами-проводами своих гуслей-телевизоров распевает о сказочной жизни. Он спокоен – к этому времени у Добрыни Никитича, Алексея попова сына и биндюжника Никитича в результате межсказочных браков с кикиморами, ведьмами и русалками родилось много сыновей, все они служат в ОМОНе и внутренних сказочных войсках.

Одна проблема у Путина – за границей другие сказки. Про принцессу на горошине, французского кота в сапогах, деревянного итальянца с золотым ключом, про пряничный домик и добрых охотников-таксодермистов. Те сказки почему-то добрые, всегда заканчивающиеся субтитрами «happy end» и песенками вроде «jingle bells». Чудовищ по большей части переубеждают, они возвращаются к нормальной жизни, без стрельбы, бомбардировщиков и светошумовых гранат. И что самое интересное – в тех сказках нет иностранных врагов.

Написал и подумал – как еще можно объяснить, что сказкам можно верить только в малолетстве, когда жизнь представляется чудесной и радужной? Взрослые сказочники коверкают жизнь миллионам людей, которые ловят каждое слово с экрана телевизора. Помните старую присказку – «сказка ложь, но в ней намек»? Придумана давно, но как будто из работ Ленина. «Наше будущее – коммунизм», – писали на советских лозунгах, где коммунизм – ложь, а будущее – неопределенный временной намек.

Сказку придумали, когда не было радио и телевидения, теперь они заменяют ту самую ложь – постоянно на что-то намекая и оставляя в неведении тех, кто сказкам верит. Особенно – кремлевским.

Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия)

Мнения, высказанные в рубрике «Мнение», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции
XS
SM
MD
LG