Ссылки доступа

7 мая президент России Владимир Путин неожиданно прервал трехнедельное молчание вокруг украинского кризиса. Это вопиющее молчание, как заметили острословы, вызывало смятение и ярость в западных политических кругах, действуя на их нервы больше, чем крымская кампания в марте. Удивлялись и российские наблюдатели; некоторые даже возмущались отсутствием внятной реакции Путина на одесскую трагедию.

И вот российский президент заговорил. Он принял в Кремле президента Швейцарии, действующего председателя ОБСЕ Дидье Буркхальтера. Естественно, беседа была посвящена Украине. По завершении встречи лидеры двух стран вышли к прессе. И тут общественность услышала нечто неожиданное: Путин попросил представителей Юго-востока перенести намеченный на 11 мая референдум в Донецкой и Луганской области на более поздний срок. Формулировка – «чтобы создать условия для прямого диалога» между Киевом и Юго-востоком.

Российское экспертное сообщество, блогосфера и особенно пользователи социальных сетей ахнули. «Путин сдал Юго-восток!», «Русских предали», «Москва отступает» и т.д. Надо сказать, что в определенной степени это произошло из-за вырывания фразы из контекста. На самом деле хозяин Кремля в свойственной ему манере сделал заявление «с двойным дном». Приведу несколько цитат (по тексту кремлевской пресс-службы):

Хотел бы ещё раз подчеркнуть, что Россия считает, что в кризисе, который возник на Украине и сейчас активно развивается по самому неблагоприятному сценарию, виноваты те, кто организовал государственный переворот в Киеве 22-23 февраля и до сих пор не позаботился о том, чтобы разоружить праворадикальные и националистические элементы.

Россия обращается с настоятельным требованием к киевским властям незамедлительно прекратить все военные и карательные операции на юго-востоке Украины. Такой способ разрешения внутриполитического конфликта не является надёжным путём к решению всех внутриполитических споров – наоборот, только усугубляет раскол.


Мы приветствуем освобождение в Киеве из тюрьмы господина Губарева («народный губернатор» Донбасса Павел Губарев, освобожден 7 мая из киевской тюрьмы в обмен на офицера СБУ – Э.В.), но ждём освобождения всех политических заключённых. Мы считаем, что самое главное – это наладить прямой диалог, прямой полноценный диалог между сегодняшними киевскими властями и представителями юго-востока Украины, в ходе которого представители юго-востока Украины могли бы убедиться в том, что их законные права в Украине будут гарантированы.

И в этой связи просим представителей юго-востока Украины, сторонников федерализации страны перенести намеченный на 11 мая текущего года референдум, с тем чтобы создать необходимые условия для этого диалога.

Затем Путин сделал еще одно, казалось, сенсационное заявление – по поводу досрочных президентских выборов 25 мая. Первоначальная реакция российской общественности была «Кремль признает киевскую хунту!», но при прочтении полного текста выяснилось, что это преждевременный вывод. Цитата Путина:

«Хочу подчеркнуть, что намеченные в Киеве президентские выборы – само по себе движение в правильном направлении, но они ничего не решат, если все граждане Украины не будут понимать, как будут гарантированы их права после проведения этих президентских выборов. И именно поэтому, и в этом наша позиция с господином Президентом (Буркхальтером) совпадает, мы считаем, что прямой диалог между киевскими властями и представителями юго-востока Украины является ключевым элементом урегулирования».

Ключевое слово тут – «если». За этим оборотом скрывается почти стопроцентная уверенность Кремля в том, что ни до, ни после выборов часть населения Украины (а именно, Юго-восток) не будет чувствовать себя в безопасности. Одесская трагедия в этом смысле стала определенным водоразделом. Однако давайте рассмотрим слова Путина в более широком временнóм контексте. Прочтя текст пресс-службы, я не мог отделаться от ощущения дежавю. Кажется, нечто подобное мы увидели и услышали в Женеве 17 апреля. Та же готовность посредников обеспечить диалог, те же просьбы к обеим сторонам воздержаться от насилия и т.д.

Что было «обеспечено» потом, мы знаем: договоренности были похоронены практически сразу. И.о. министра иностранных дел Андрей Дещица прямо в Швейцарии заявил, что документ не запрещает Киеву вести боевые операции против сторонников федерализации, а последние сказали, что ничего не подписывали, никому ничего не обязаны и вообще не верят Киеву. Кстати, «смерть Женевы» косвенно признала Германия в лице министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера, который предложил посредникам провести вторую мирную конференцию.

…Когда первый шок после заявления Путина 7 мая прошел, экспертное сообщество стало осторожно высказываться по поводу «тайного смысла». Большинство наблюдателей сходятся в одном: это еще один, но уже, видимо, последний шанс Киеву и Юго-востоку договориться. Я полагаю, что российский лидер не верит в собственные предложения, помня и о провале соглашения Януковича с тремя оппозиционерами при посредничестве трех европейских министров от 21 февраля, и о бессилии женевского документа. Путин, я уверен, действовал скорее из уважения к президенту Швейцарии (с этой страной никто не хочет ссориться).

Эксперты также уверены: Кремль не предал своих сторонников в Украине, а создал условия для того, чтобы западные посредники надавили на Киев с целью усадить его за стол переговоров с Юго-востоком. Получится это или нет, покажет ближайшее время. Но уже сейчас известно, что в Донецкой и Луганской области скептически восприняли предложение Путина. Депутат Верховной Рады Олег Царев, который несколько дней назад отказался участвовать в президентской гонке, заявил российским СМИ, что «при всем уважении» к российскому президенту решение о переносе референдума могут принять только жители областей, а для этого надо провести народные советы. Плюс он напомнил прежнее требование сторонников федерализации: прекращение начатой Киевом антитеррористической операции, отвод всех вооруженных формирований в места постоянной дислокации и роспуск (разоружение) всех незаконных боевых группировок, направленных Киевом (имеются в виду батальоны Национальной гвардии, бойцы «Правого сектора» и т.д.).

Вот здесь, считают эксперты, и кроется главная хитрость путинского выступления. Он теперь может сказать западным партнерам: «Я предложил, но они отказались». Тем самым Путин показывает странам Запада, что население Донецка и Луганска ему не подчиняется. До референдума осталось трое суток, и я не знаю, что должно произойти, чтобы американцы и европейцы надавили на Киев и убедили его сесть за стол переговоров, предварительно добившись выполнения условий Юго-востока. Для пущей убедительности президент РФ заявил швейцарскому коллеге, что отводит войска от границы с Украиной. Но и тут он, что называется, оставил дверь приоткрытой: вооруженные подразделения возвращаются не в места постоянной дислокации, а на некие полигоны, на которых проводились маневры. То есть туда, откуда снова перебросить их к границе не составит особого труда.

Еще одна деталь, на которую обращают внимание эксперты: именно 7 мая был освобожден Павел Губарев. В глазах Донецка и Луганска он уже стал «пленником киевского режима» и вполне может консолидировать вокруг себя всё движение сторонников федерализации. Это событие больше, чем просто «аппаратная победа» Донбасса, говорят наблюдатели. Именно единение и самоорганизация, по их мнению, – основной залог успеха тех, кто хочет провести референдум даже вопреки просьбе Путина.

Сколько можно сказать в целом? Кремль ловко снял с себя ответственность за происходящее в Украине, а противники Киева, давайте говорить откровенно, подыграли российскому президенту. Но поскольку женевский формат, официально не упраздненный, предусматривает участие ЕС и США, не считая властей Украины, теперь Брюсселю и Вашингтону придется требовать от Киева согласия на диалог. Президент Швейцарии в целом поддержал предложения Путина, а это значит, что процесс урегулирования неформально оказывается в ведении ОБСЕ. Это одновременно усложняет игру и упрощает ее, потому что появляется некий «надзорный» орган, который вправе требовать от сторон и посредников выполнения договоренностей.

Почему-то я уверен, что референдум не будет перенесен, Киев не успеет или не захочет выполнить требования Юго-востока, Россия более не станет отдуваться за непокорных федералистов, Евросоюз совместно с ОБСЕ попытается реанимировать женевский процесс, а Соединенные Штаты, скорее всего, возложат всю ответственность на Донецк. Кстати, в Вашингтоне уже заявили, что не признают референдум. Игра продолжается…

Radio Europa Liberă
XS
SM
MD
LG