Ссылки доступа

Одной из проблем, которую подняла на поверхность крымская кампания, стала «волна сепаратизма», могущая накрыть Европу. Строго говоря, эта проблема появилась отнюдь не в марте 2014 года, а раньше, но, как и в случае с Косово в 2008 году, суверенизация Крыма вновь актуализировала вопрос сецессий на Старом континенте. И всё бы ничего, но в 2014 году Европа, будто сговорившись, допустила или еще допустит собственные «крымские прецеденты». Венеция (Венето), Каталония, Шотландия – вот список потенциальных «ушельцев».

Что же происходит со «старушкой»? Почему единая Европа, которая в муках вынашивалась и рождалась 50 лет многими поколениями политиков, дает трещину в тех регионах, которые язык не повернется назвать «горячими точками»? Попытаемся найти ответы.

Многие читатели наверняка сделают отсылку к Косово и, полагаю, будут правы. Важно вспомнить даже не само одностороннее провозглашение независимости края 17 февраля 2008 года, а последующие экспертные комментарии и политико-правовые оценки. В первую очередь считаю нужным привести высказывания представителей ряда стран Запада в Международном суде ООН, куда власти Сербии обратились с просьбой дать оценку отделению своего края.

Мнения звучали разные (в большинстве – в пользу независимости Косово), но я процитирую высказывание Председателя Международного суда, представителя Японии Хисаши Овада, по словам которого, международное право не содержит «применимого запрета» на декларацию независимости Косово. «Таким образом, Суд заключает, что Декларация независимости Косово от 17 февраля 2008 года не нарушила общего международного права», - сказал судья в заявлении от 22 июля 2010 года (Источник).

Заявления судей, представляющих США, Британию, Германию, Австрию и другие страны, на политическом уровне признавшие Косово, выдержаны в том же духе: «Косово должно иметь право на независимость, потому что оно не желает жить в составе Сербии, и это не нарушает норм международного права». Желающие могут найти и прочитать объемные тексты (до 150 страниц) официальных заявлений этих стран. Но на главный вопрос «Почему Косово не нарушает международного права, а другие страны (случаи) – нарушают?» - так и остался без вразумительного ответа.

Проблема, однако, намного глубже и многостороннее косовского прецедента. Взять, например, Шотландию и Каталонию. В первом случае референдум о возможном отделении от Британии пройдет в сентябре этого года, а самый богатый регион Испании будет решать свою судьбу в ноябре, несмотря на запрет Мадрида. Сколько столетий существует «шотландский вопрос»? Без преувеличения – с начала XVIII века. А сколько лет живет каталонская проблема? Со Средних веков!

В ее современном понимании каталонская сецессия получила импульс еще во второй половине XIX века, когда Барселона и окрестности стали пионерами индустриализации. С тех пор северо-восток Испании остается самым промышленно развитым регионом, дающим не менее четверти ВВП и индустриального производства. В годы диктатуры Франко национальное самосознание этнических меньшинств жестоко подавлялось, и даже демократическая Конституция 1978 года, давшая историческим провинциям широкую автономию, ненамного успокоила каталонцев.

Ситуацию усугубил финансовый кризис 2008 года, который очень больно ударил по Испании и продолжает сотрясать ее сегодня. Каталонцы устали «кормить» остальные регионы, в провинции резко усилились центробежные тенденции, и на местных выборах в ноябре 2012 года сторонники отделения Каталонии заняли две трети мест в региональном парламенте. Барселона бросила Мадриду серьезный вызов: каталонский премьер Артуро Мас заявил, что запрет Конституционного суда и парламента Испании от 9 апреля 2014 года не помешает региону провести референдум.

Пройдет ли он на самом деле, что на нем скажут избиратели и чем это закончится для испанской короны, узнаем 9 ноября. Пока же следует заметить, что каталонцы не опирались на косовский прецедент, а использовали собственные исторические обоснования, добавив к ним современную экономическую трактовку. То есть, строго говоря, Барселона не оглядывается на Приштину, но кто сказал, что в нужный момент Артуро Мас и его соратники не начнут трясти перед Брюсселем увесистыми томами обоснований, сделанных в 2009-2010 годах по Косово?

Другой потенциальный источник проблем для Европы – Шотландия. Страна виски, чертополоха, килтов и волынок не забыла о том, как была завоевана Англией в 1707 году. Корни сегодняшних пертурбаций уходят в 30-е годы ХХ века, когда появилась Национальная партия, поначалу требовавшая расширения автономии. Но, как водится в сегодняшней единой Европе, усугубление экономических проблем, наплыв мигрантов и размывание традиционной национальной идентичности привели к росту скептицизма – по отношению к ЕС, а в данном случае – еще и по отношению к Великобритании.

В 2011 году на выборах в шотландский парламент (возрожден в 1999 году) победила Национальная партия, которая благодаря имеющемуся большинству (69 из 129 мест) официально поставила вопрос об отделении края. После долгих переговоров Эдинбург и Лондон договорились провести референдум 18 сентября 2014 года. Опять же – не берусь утверждать об исходе и последствиях будущего плебисцита, но сейчас можно с уверенностью говорить о наличии серьезной тенденции.

Тенденция называется «Вперед в прошлое». Получается, что исторические события 300-летней давности, которые в европейском обществе интересовали разве что специалистов, сегодня поднимаются из глубины веков и обрушиваются на головы обывателей, привыкших к тому, что Европа давно перешагнула эпоху вражды и междоусобицы. Выходит, что не перешагнула…

А ведь 21 марта почти незамеченным прошел консультативный референдум в итальянской области Венеция (Венето), на котором около 60% избирателей поддержали расширение автономии. Конечно, это не законодательный референдум и это всего лишь об автономии, но – когда-то с этого «всего лишь» начинала Шотландия. А разве уважаемые читатели не слышали о «Лиге Севера», которая существует четвертый десяток лет и пропагандирует отделение богатых северных областей от «бездельников с Юга»? Есть еще Страна Басков, есть этнический дуализм в Бельгии, из-за которого королевство побило мировой рекорд существования без правительства.

Словом, Европа «беременна» новыми Косово. Не знаю, какие (контр-)аргументы будут приводить те, кто воспротивится гипотетической суверенизации Каталонии или Шотландии. Правда, уже сегодня европейская бюрократия грозит этим «мятежникам» исключением из единого экономического пространства. Странно, не правда ли? Ведь в отношении Косово Брюссель настроен совсем иначе. Вопрос «Чем каталонцы хуже косовских албанцев?» (хотя вторые стали хозяевами края только к середине ХХ века, а первые живут на своей земле не позднее, чем с Х века) повисает в воздухе.

Кстати, по поводу Брюсселя интересно выразился часто цитируемый мной французский политолог Тьерри Мейсан. Говоря об обвинениях США и ЕС в адрес России по поводу новых разделительных линий, эксперт написал: «Россия освободилась от советской бюрократической диктатуры и не намерена восстанавливать Железный занавес. Скорее Соединённые Штаты хотят разделить Европу на две части, чтобы предотвратить бегство на Восток. Новая бюрократическая диктатура теперь установилась не в Москве, а в Брюсселе, и зовут её Европейский Союз». (Источник).

Между прочим, в западном сообществе не в меньшей степени, чем в постсоветском, задаются вопросом о правомерности тезиса США и ЕС об «уникальности» случая с Косово. Например, один из крупнейших французских специалистов по геополитике Александр дель Валь пишет: «На каком логическом основании западные страны считают отделение Косово от Сербии «соответствующим международному праву», раз там прошли свободные выборы для узаконивания этого отделения, но в то же время они расценивают независимость Крыма, которая в равной степени была узаконена свободными выборами, как «совершенно не соответствующую международному праву»?».

Эксперт сам и поясняет: «Нам говорят, что в Крыму это прошло «под оккупацией» русской армии, но можно возразить, что если русские военные силы «освободили» Крым от Украины без единого выстрела, то силы НАТО, по их же словам, «освободили» Косово массированными воздушными бомбардировками, вызвав гибель множества гражданских лиц и разрушение стратегической инфраструктуры Сербии». (Источник).

Другое мнение: американский политолог Тед Карпентер еще в 2008 году, спустя всего несколько дней после одностороннего провозглашения Косово, предупреждал: «Хотя действующие правительства беспокоятся о проблемах сецессий, у некоторых стран есть широкая возможность воспользоваться эпизодом Косово для нанесения ущерба. (…) Кремль может однажды использовать его как оправдание, чтобы оторвать от соседней Украины русскоговорящий Крым». (Источник). Как в воду глядел!

Один из самых известных американских политологов Патрик Бьюкенен уже в наши дни написал так: «Если народ Восточной Украины захочет оформить свои исторические, культурные и этнические связи с Россией, а население Западной Украины решит свернуть все связи с Москвой и вступить в Европейский Союз, почему бы не организовать это политически, дипломатически и демократически – у избирательной урны?». (Источник).

Наконец, мой армянский коллега, замдиректора Института Кавказа Сергей Минасян в интервью ереванскому агентству «Де-Факто» заявил, что сегодня международное право «во многом является результатом и инерцией Холодной войны», и после 90х годов оно «оказалось неспособным адаптироваться к новой международной политике». «Этот процесс продолжается уже два десятилетия и будет продолжаться до тех пор, пока ныне действующее международное право не будет приведено в соответствии с новыми реалиями, которые будут учитывать и фактор Косово, и фактор Арцаха (Нагорного Карабаха – Э.В.), и многих других подобных случаев, и в то же время фиксировать ту политическую реальность, которая будет существовать на этот момент», - полагает эксперт. (Источник).

В общем, куда ни кинь – всюду… Косово. Процесс полного уничтожения Югославии, длившийся с 1991 по 2008 годы, по итогу открыл не просто ящик, а целый контейнер Пандоры. Европейский парад референдумов, Карабах и Приднестровье, нестабильность в арабском мире – это лишь отдельные эпизоды новых-старых вызовов, окончательно подрывающих Миропорядок, установленный Ялтинско-потсдамской системой и закрепленный Хельсинским актом 1975 года.

Radio Europa Liberă
XS
SM
MD
LG